27 Мая 2016 года
Где-то там
Малайзия, Куала-Лумпур
L'Officiel Voyage N°01 май-июнь 2016
Автор: Марат Абдрахманов

Крылья, люди и хвосты

О пестрой жизни в Куала-Лумпуре, столь же яркой, как оперение тропических птиц.

Крылья, люди и хвосты
Phalinn Ooi/flickr.com

Здесь жили малайцы, ни в чем не изменившие древним обычаям своих далеких предков. Поглощенные будничными заботами, они деловито, но без суеты сновали туда-сюда, и было видно, что это радостная здоровая деятельность. Она совершалась в согласии с естественным циклом, вехами в котором были рождение и смерть, любовь и обычные человеческие хлопоты. Сомерсет Моэм «Совращение»

Свое первое в жизни селфи я сделал с попугаем.

Перед входом в вольер всем посетителям раздавали маленькие пластиковые стаканчики с молоком – чтобы быстрее найти с птицами общий язык. Я взял два.

Когда наше с попугаем знакомство состоялось и молоко было выпито, птица уселась ко мне на плечо, вытерев клюв о мою футболку. «Добро пожаловать в Малайзию», – сказал я себе и сделал снимок.

Вольер с попугаями – лишь небольшая часть огромного, площадью в десять футбольных полей, Куала-Лумпурского парка птиц. Технически весь парк и есть один большой вольер, так как его территория полностью накрыта сеткой. Почти все птицы, кроме хищников, содержатся в парке вне клеток и свободно разгуливают по его тропинкам. Фламинго и цесарки, казуары и павлины, водоплавающие и нелетающие, птицы разных размеров, расцветок и гражданства – их собрали сюда с нескольких континентов.

Пернатых можно гладить, с ними можно фотографироваться, их можно кормить с руки – автоматы по продаже птичьего корма стоят на аллеях парка каждые сто метров. Впрочем, большинство птиц к сухому корму равнодушны. Кто польстится на фастфуд, когда тебя каждый день кормят свежими фруктами?

Phalinn Ooi/flickr.com
Фото: Phalinn Ooi/flickr.com

Есть здесь и животные, встретить которых в парке птиц я никак не ожидал. Несколько лет назад в птичник нелегально проник десяток мартышек. Обезьяны выбрали самое высокое дерево в центре парка и поселились в его кроне. Служители птичника решили не депортировать незаконных мигрантов – приматы и пернатые не мешают друг другу, их социальная жизнь почти не пересекается. Разве что мартышки регулярно воруют у павлинов манго и бананы.

На следующий день я бродил по улицам Куала-Лумпура. Но меня не покидало ощущение, что я все еще гуляю по закоулкам накрытого сеткой птичника. И дело было не только в небе, которое из-за духоты здесь кажется непривычно низким.

Население Малайзии сегодня – это три большие этнические группы: малайцы, китайцы и индийцы. В Куала-Лумпуре это разнообразие особенно заметно. Ты как будто одновременно гуляешь по улицам трех разных стран. И даже четырех, если вспомнить о том, что Малайзия – бывшая британская колония: следы викторианской архитектуры встречаются в Куала-Лумпуре на каждом углу.

Столь заметное этническое разнообразие обусловили, как всегда, экономические причины. Когда в начале XIX века Юго-Восточную Азию поделили между собой британцы и голландцы, мало кто из англичан соглашался покидать дождливую родину и переселяться в тропики.

«Для англичан в Малайзии слишком жарко», – безапелляционно заявил мне таксист, который вез меня в центр. У меня не было сил с ним спорить: на улице плюс тридцать пять, а в салоне не работал кондиционер.

Грамотно управлять колониями на огромном расстоянии трудно. Поэтому англичане приглашали работать в Малайзию китайцев, которые, как это часто случается, оказались предприимчивее и трудолюбивее коренного населения. Так в 1857 году был основан Куала-Лумпур – город вырос из поселка китайских рабочих, занятых на добыче олова.

Чтобы освоиться на новой земле, англичанин строит паб, индиец – ашрам, китаец – рынок. Больше всего китайцев в Куала-Лумпуре в районе Джалан-Петалинг. Здесь расположился вечно шумный Китайский квартал с самым большим открытым рынком города.

John Ragai/flickr.com
Фото: John Ragai/flickr.com

Прогуливаясь между рядами, можно неожиданно для себя купить почти настоящий Rolex, вполне настоящую свиную голову или горсть китайских золотых украшений по цене автобусного билета. Главное – вовремя уворачиваться от цветных фонариков, украшающих многие торговые места, и не отнимать руку от кармана с кошельком – уличные воры трудятся здесь не покладая рук и без перерыва на обед.

А будто специально, чтобы рыночным карманникам было где замаливать грехи, в двух минутах ходьбы от рынка расположен храм Гуань-ди, даосского бога войны и литературы. Бог-многостаночник бородат и нахмурен – его бронзовая статуя возвышается в глубине центрального зала. Любой желающий может подойти и поставить, точнее воткнуть в ведерко с пеплом зажженную ароматическую палочку – они в китайском храме заменяют свечи – на удачу.

Очень заметно китайское влияние и в национальных кулинарных традициях Малайзии. Непонятно, где заканчивается китайская кухня и начинается малайская: классическая основа любого блюда – рис, а палочками едят и те и другие. И только в одном месте у гостя не возникает вопроса о гастрономической принадлежности шеф-повара – в индийском ресторане, которых в Куала-Лумпуре множество.

Индийцы заплывали в эти края задолго до британцев на правах близких соседей – поторговать или повоевать. Но массовая миграция индийцев в Малайзию пришлась на период британской колонизации с начала XIX по середину XX века. В конце концов, британцы для индийцев были хоть и навязанным, но уже знакомым работодателем.

Приехавшие из Индии начинали работать в Малайзии на каучуковых плантациях, продолжали мелкими чиновниками и торговцами. Сегодня изрядная доля среднего класса страны – потомки индийских мигрантов, а каждый третий врач в Малайзии – индийского происхождения.

Индийская и китайская община живут бок о бок. Детей от смешанных браков называют киндийцами, а их религиозные святыни расположились по соседству: старейший индуистский храм Куала-Лумпура – Шри Махамариамман Темпл – построен в Китайском квартале. Фасад храма похож на резную китайскую шкатулку: кажется, что индусы уместили сюда фигурки всех своих богов, а их в индуистском пантеоне несколько тысяч.

Но все же самый известный индуистский храм Куала-Лумпура находится, воплощая мечту атеиста, за пределами города – высоко на горе, глубоко в пещере Бату.

Фото: IQRemix/flickr.com

Чтобы попасть в эту пещеру Бату, сначала придется подняться на гору по кажущейся бесконечной – 272 ступени – лестнице. По пути к вершине нужно, как на китайском рынке, следить за своими вещами. Опасаться следует не карманников, а мартышек.

«Берегите очки и зонтики! Обезьяна отнимет даже несъедобное, чтобы потом обменять у вас же на еду», – на хорошем английском предупреждает улыбчивая девушка-гид и раздает посетителям спелеологические каски с фонариками. Точно такая же каска у нее на голове – поверх тщательно повязанного мусульманского платка.

Внутри пещеры все как полагается: прохладно, влажно, с потолка свисают сталактиты и летучие мыши, по полу гуляют голуби. Посредине самого большого зала – храм Муругана, индуистского бога войны. В храм можно войти, сняв обувь, осмотреть, не мешая паломникам, статуэтки богов, оставить монетку и отправляться обратно в город.

Я вернулся в центр Куала-Лумпура. Чтобы сориентироваться, я посмотрел вверх и отыскал в небе башни Петронас. Они, как самое высокое дерево в прериях, служат одновременно ориентиром и точкой притяжения туристов. Верхушка каждой башни в сечении образует мусульманскую восьмиконечную звезду – ислам в Малайзии имеет статус государственной религии. Так малайзийские власти придали главному символу города национальную форму.

Куала-Лумпур лучше любой другой столицы показывает, что получается в результате смешения традиций и культуры разных цивилизаций. Выгоду от такого сотрудничества получают все. К примеру, мусульманская строгость здесь компенсируется буддистским изяществом. На баннере с рекламой шампуня волосы девушки укрыты тканью, как того требует консервативная исламская традиция. Поэтому на ветру развеваются не локоны, как на рекламных плакатах в неисламском мире, а конец шелкового платка. Целевой аудитории все понятно.

Культурные традиции успешно перемешивают не только повара, но и портные. В Куала-Лумпуре я случайно набрел на магазин с самыми красивыми сорочками – «Бритиш Индия». Восточная эстетика, индийское богатство расцветок, британское качество. Красивее одежды я не видел нигде. Я купил там рубашку, которая была элегантной и естественной, словно оперение птицы.

lix/flickr.com
Фото: lix/flickr.com

Куала-Лумпурский парк птиц

Kuala Lumpur Bird Park, 920 Jalan Cenderawasih, Taman Tasik Perdana, 50480
www.klbirdpark.com

Основан в 1991 году на территории парка Lake Gardens. Занимает 8,5 гектара. В парке обитают более 3000 птиц 200 видов, как эндемичных, например браминский коршун, так и живущих в других местах планеты. Парк разделен на четыре зоны. В зонах 1 и 2 птицы содержатся на воле, в условиях, схожих с местами их природного обитания. В зоне 3 свободно живут птицы-носороги разнообразных видов, а в зоне 4 птицы находятся в клетках или небольших вольерах.

Среди особых аттракционов парка, например, зона нелетающих птиц, где в одном месте можно увидеть африканского страуса, шлемоносного казуара из Индо- незии и австралийского страуса эму.

Отдельная зона для птиц-носорогов интересна тем, что в ней собраны как самые крупные, так и самые маленькие особи этого вида, в том числе редко встречающиеся в природе.

С 2002 года в парке действует программа по разведению птиц, в которой участвуют 12 видов пернатых, в их числе австралийский эму, африканский серый попугай, африканский аист-клювач, азиатский серебряный фазан и попугай солнечная аратинга.

ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ НАСЕЛЕНИЯ КУАЛА-ЛУМПУРА

Малайцы 44,2%
Китайцы 43,2%
Индийцы 10,3%
Представители других национальностей 2,3%

Источник: WORLD POPULATION REVIEW


Читайте также
Улувату
Инсайд
Убуд
Инсайд
Сингапур
Инсайд