22 Апреля 2016 года
Стиль
Великобритания, Лондон
L'Officiel Voyage N°01 май-июнь 2016
Автор: Катя Пекник

Том Диксон: «В работе, как и в путешествиях, я люблю неизвестность»

Разговор с дизайнером, который получил лицензию пилота, чтобы устранить все препятствия на пути к очередным открытиям.

© Студия Тома Диксона
Фото: © Студия Тома Диксона


Вы начинали как самоучка, металл для своих первых работ собирали в лондонском порту. И вот пару лет назад на парижской выставке Maison & Objet вас назвали «творцом года»…

Я стал дизайнером благодаря металлу, этот материал позволил мне создавать предметы без особых затрат, зато достаточно быстро, ведь я человек нетерпеливый. Металл можно паять, плавить, скручивать… Мне страшно нравится, что меня отнесли к категории творцов, а не дизайнеров. Творец – это Бог! (Смеется.)

Одновременно вы играли в рок-группе и организовывали вечеринки в ночных клубах. Это как-нибудь повлияло на ваше творчество?

Увлечение музыкой открыло мне простую истину: вовсе не обязательно быть экспертом в том, чем ты решил заниматься. В Англии все играют в рок-группах, хотя не учились ни музыке, ни поэзии. Мы сами себя продюсировали, выступали в пабах, сами решали все вопросы организации. И я утвердился в мысли, что мы можем сами творить свое будущее. То же самое в дизайне: мы сами создали свое рабочее пространство и развили свои идеи без какого-либо профессионального обучения.

Одна из последних работ Tom Dixon studio – бар Dandelyan в Лондоне. Удостоен дизайнерской премии Restaurant & Bar Design Awards 2015 в номинации «Лучший бар Великобритании» © Студия Тома Диксона
Фото: Одна из последних работ Tom Dixon studio – бар Dandelyan в Лондоне. Удостоен дизайнерской премии Restaurant & Bar Design Awards 2015 в номинации «Лучший бар Великобритании» © Студия Тома Диксона

Вы обладаете ярко выраженным стилем, который успешно противостоит сиюминутным веяниям моды. Откуда в вас это стремление к строгой красоте?

Я никогда не занимался изучением дизайна и творю ради удовольствия. У меня была редкая возможность развивать свой стиль без коммерческого давления, без оглядки на учителей. Я вдохновлялся скульптурой, промышленным дизайном больше, чем интерьерной модой. Позже я сотрудничал с итальянскими домами, а в 1998–2008 годах был директором по дизайну в компании Habitat, но во всех этих случаях я больше работал над стилем других. А когда решил открыть собственное предприятие, я сознательно создавал что-то узнаваемое, но не имеющее ничего общего с модой. Так что мне не приходится соответствовать требованиям какого-либо предприятия, я сам принимаю решения.

Вы занимались интерьерами лондонской гостиницы Mondrian. Какие пожелания путешественников вы стремились учитывать?

Требования туристов очевидны: комфорт и хороший матрас. Еще хорошо бы иметь возможность выбирать подушку, для меня лично в гостинице это самое важное. Возникла идея сделать из Mondrian своеобразный хаб, превратить гостиницу в некий клуб, где что-то происходит круглые сутки. Мы потратили много времени на создание пространств для встреч, ресторанов, спа. Мы сделали так, чтобы в облике гостиницы прослеживалась связь между Англией и США. Хозяева отеля – британцы, которые учились в Америке, а шеф-повар – американец, но с ирландскими корнями… Мне показалось забавным соединить американское и английское, взять лучшее из каждой из этих культур.

Как вы относитесь к идее, что пребывание в гостинице должно быть путешествием во время путешествия?

Я не люблю обезличенные гостиничные сети, когда ты можешь находиться где угодно, как в Сан-Паулу, так и в Нью-Йорке, и не понимать, где ты. В лондонской гостинице я хочу чувствовать себя в Лондоне.

Вы путешествуете ради удовольствия или по работе?

И так и так. Я часто езжу на встречи с клиентами, которым придумываю оформление гостиниц и ресторанов, на встречи с мастерами. В отличие от многих дизайнеров, я знаю, как, кем и где делаются многие вещи.

Путешествия часто становятся для вас источником вдохновения?

Нет, меня вдохновляет скорее знакомство с техникой создания вещей. И в Швейцарии, и в Италии, и в Индии есть локальные производства с глубоко местной спецификой. Меня вдохновляют походы на фабрики и мануфактуры.

Вы создали капсульную коллекцию вещей-трансформеров для фирмы adidas. Пуховик, например, легким движением превращается в спальник. Как вы до этого додумались?

Эта идея пришла мне в голову, когда мы с моей командой поехали в Милан на выставку мебели. Как раз в этот момент началось извержение вулкана Эйяфьядлайекюдль. И вся наша группа, все 40 человек, были вынуждены оставаться в городе две недели вместо нескольких дней. Содержимого наших сумок для этого оказалось явно недостаточно! Я подумал о том, что неплохо было бы иметь вещи-трансформеры. А еще вспомнил, что в мой первый приезд в Милан в 1984 году мне было негде спать, я провел ночь на скамейке в парке… Все эти размышления оформились в моей голове в идею создать очень практичный комплект для поездок.

Значит, вы из тех, кто путешествует с маленьким чемоданчиком?

Да, у меня совсем небольшой чемодан. Важно, чтобы багаж был компактным и состоял из необходимого минимума на все случаи жизни. Я всегда собираю вещи за 10 минут и никогда не складываю одежду слишком аккуратно. Об этом я помнил, когда создавал коллекцию adidas, хотелось сконструировать вещи, которые бы не занимали много места и которые можно было бы использовать двумя или тремя разными способами.

Подвесные светильники серии Curve  и винтовой журнальный столик от Тома Диксона © Студия Тома Диксона


Вам хотелось бы поработать в других областях, связанных с путешествиями и активным отдыхом? Создать дизайн велосипеда или самолета, разработать набор для кемпинга?

В детстве мне слишком часто приходилось ночевать в кемпингах, чтобы сейчас я мечтал этим заниматься! Но дизайн – понятие очень растяжимое, и нарисовать можно что угодно: какие-то конструкции, компьютерные программы, одежду… Важно только бороться за то, чтобы тебя не считали специалистом в какой-то узкой области. А вообще, в работе, как и в путешествиях, я люб­­лю неизвестность. Многие вещи получаются лучше, когда ты не эксперт в данной области. Я с удовольствием создал бы дизайн велосипеда или оформил интерьер салона самолета. А еще лучше – его внешний вид!

А есть места, куда вы любите сбегать от повседневности?

Бегство – это не мое, больше всего на свете мне нравится испытывать удивление, сталкиваться с неожиданностями. Я ищу приключений, встречи с неизведанным, и существует масса мест, которые мной пока не исследованы.

Например?

Меня влечет франкоязычная Африка – Кот-д'Ивуар, Сенегал. А еще хочется в Йемен или, например, Эфиопию. Там можно найти и итальянскую городскую архитектуру 1930-х, и поселения троглодитов, где люди по сей день живут в пещерах, и средневековые церкви… Но и современная городская застройка, например Сингапур, мне тоже нравится.

Из того, что вы уже видели, что особенно впечатлило?

Лагос, бывшая столица Нигерии, я ездил туда встречаться с мастерами: это невероятное место, другая планета, иное все, даже просто манера перемещаться по городу. Меня восхищает Африка, ее необъятные размеры, ее особость.

Вы родились в Тунисе, какие воспоминания о нем у вас сохранились?

Я жил в Тунисе, а также в Марокко и Египте. С того времени помню животных: верблюдов, летучих рыб и саранчу. Она прилетала огромными тучами и пожирала урожай. Ее было так много, что дворники автомобиля размазывали ее по лобовому стеклу. Еще помню Суэцкий канал, пустыню… Переезд в Англию стал для меня большим шоком, там было холодно.

Восток как-то влияет на ваше творчество?

Это забавно, люди думают, что раз я родился в Тунисе, то в моих работах должно просматриваться арабское влияние. А когда я говорю, что мой отец латыш, кому-то тут же начинает казаться, что в моем дизайне есть славянские черты… В моих светильниках можно увидеть исламское влияние, ведь в Марокко тоже есть лампы такой формы. Другие считают, что меня вдохновили 1960-е. А для меня решающей в творчестве была и остается геометрия. Вообще, как правило, и в моих любимых произведениях, и в моих работах, которые имеют наибольший успех, можно увидеть одновременно самые разные влияния.

Какие места вас вдохновляют?

Я обожаю Париж, он всегда меня вдохновлял. Мне очень нравится Индия, ее культура и своеобразие очень притягательны. И я обожаю Новую Зеландию, где живет моя сестра.

Полет на самолете для вас стресс или возможность отдохнуть?

Стресс для меня – это отрезок времени между выходом из такси и посадкой в самолет. Багаж, просвечивание рентгеном, разувание… сплошная головная боль! Контртеррористические меры разрушили всю радость полета. И с каждым годом они становятся все более строгими, это удручает. Я получил лицензию пилота и надеюсь наконец оставить все это в прошлом.

Кстати, что вы думаете о дизайне лаундж-зон в аэропортах?

Virgin добилась больших успехов, насколько я могу судить. Но тут все непросто. Ведь в этом случае преследуется цель соблюдать определенные традиции, угождать всем состоятельным посетителям. В результате получаются очень нейтральные интерьеры, а хотелось бы большей индивидуальности.

Подвесные светильники серии Fade © Студия Тома Диксона
Фото: Подвесные светильники серии Fade © Студия Тома Диксона

Вы смотрите на мир глазами ребенка или глазами ди­зайнера?

Я любознательный, обожаю новые впечатления. Однако деловые путешествия очень однообразны. В ресторанах, например, от вас ждут, что вы закажете пиццу, независимо от того, где вы. Пусть даже в Индии. Я же считаю, что крайне важно понять культуру страны, почувствовать ее, попробовать. Любознательность должна превалировать.

Значит, и еду вы предпочитаете пробовать местную?

Конечно. Вообще, может, кому-то и кажется, что скоро конец света и все перейдут исключительно на гамбургеры. Но уже появилось поколение шеф-поваров, которые стремятся возрождать локальную кухню, изучают кулинарные традиции Перу, Мексики, Индии, хотя и в чуть меньшей степени. Раньше все это было большой редкостью, отыскать заведения с таким подходом можно было с трудом. Но теперь это уже не так.

А есть ли отель, о котором вы вспоминаете с удовольствием?

Традиционные японские гостиницы реканы. Я был в двух таких в Киото. Это витрина японской культуры, абсолютно непревзойденная с точки зрения комфорта.

Разве комфорт имеет значение для такого искателя приключений, как вы?

Я люблю контрасты: и комфорт, и истинное дыхание жизни. Я стараюсь, насколько возможно, получить разнообразный опыт. Если бы мы постоянно жили в роскоши, мы бы не смогли оценить ее по-настоящему.

© Студия Тома Диксона
Фото: © Студия Тома Диксона


Том Диксон родился 21 мая 1959 года в тунисском Сфаксе. В 1963 году с семьей переехал в Лондон. После мотоаварии и отчисления из Художественной школы Челси в 1978-м увлекся созданием скульптур и предметов мебели из металла. В 1984 году провел первую успешную выставку-продажу своих работ и в 1985-м основал мастерскую Creative Salvage.

В 1987 году создал стул S-chair, ставший его визитной карточкой. В 1989 году S-chair начала выпускать итальянская мебельная фабрика Cappellini, лидер мирового дизайна, а в 1991-м он пополнил коллекцию Музея современного искусства в Нью-Йорке. В 1998–2008 годы работал директором по дизайну, а затем креативным директором английской мебельной сети Habitat. В 2000 году награжден орденом Британской империи за заслуги в развитии дизайна. В 2002 году основал компанию Tom Dixon.