16 Августа 2019 года
Экспедиция
L’Officiel Voyage № 25 июль-август 2019
Автор: полина сурнина

Бен Леконт: «Сейчас мы просто скармливаем океану все, что нам не нужно»

В 1998 году французский пловец Бен Леконт за 73 дня вплавь пересек Атлантический океан. Он проводил в воде по восемь часов и ночевал на сопровождавшем его 12-метровом паруснике. Свой заплыв Леконт посвятил памяти отца, умершего от рака в 49 лет. Пловцу удалось собрать 100 тысяч евро для фондов, занимающихся исследованием болезни.

Бен Леконт: «Сейчас мы просто скармливаем океану все, что нам не нужно»
Фото: icebreaker

Следующую экспедицию спустя 20 лет Бен решил посвятить проблеме загрязнения Мирового океана пластиком. Стартовав из Токио 5 июня 2018 года, он был намерен за полгода вплавь пересечь Тихий океан. Параллельно его команда на судне сопровождения должна была собирать разнообразные данные и образцы для 12 научных организаций, включая Вудс-Хоулский океанографический институт и NASA. Однако 26 ноября из-за проблем с парусом на судне сопровождения экспедиция была прервана, когда Бен уже почти доплыл до Большого тихоокеанского мусорного пятна. Команде пришлось экстренно направиться на Гавайи на оставшемся топливе. Однако Бен решил предпринять вторую попытку и 14 июня этого года отправился в новую экспедицию The Vortex Swim – на этот раз сразу к пятну. Окончание экспедиции запланировано на сентябрь. Перед стартом мы поговорили с пловцом об океане, пластике и ответственности.

Каков маршрут вашей новой экспедиции?

Мы хотим подойти к пятну и направиться к большим кускам пластика. Некоторые из них, например пенопластовые буи, отслеживаются с помощью спутниковых трекеров, и мы точно знаем, где они. Так что мы хотим подплыть и посмотреть, насколько они велики, какая экосистема сложилась вокруг них. Скорее всего, на них растут водоросли, а под ними прячутся маленькие рыбки. Это странная комбинация. Во время заплыва через Тихий океан я уже встречал подобное. Чаще всего, когда ты плывешь в океане, ты видишь только воду и никаких морских обитателей. А пластик агрегирует жизнь вокруг. Это конфликт эмоций: радоваться, что видишь рыбок, и расстраиваться, понимая, почему они тут. 

Почему вы решили пересечь Тихий океан вплавь?

Я плаваю в открытой воде уже давно. И вижу, что количество пластика постоянно растет. Он в воде, на пляжах – повсюду. И заплыв – мой способ привлечь внимание к этой действительно важной проблеме, чтобы потом на специальной платформе объяснить, что нам нужно жить по-другому, чтобы не загрязнять океан еще больше. Что же до экстравагантности – допустим, научная экспедиция отправится по тому же маршруту и соберет образцы. Но тогда о ней никто не услышит, в этом нет развлекательной составляющей. Рискованный заплыв через океан – совсем другое дело, обычно люди этим не занимаются. 

Во время заплыва 2018 года вы успели добраться до Мусорного пятна?

Мы не были в центре пятна и даже в районах, где большие скопления мусора. 

А как вообще выглядит пятно – это скопление крупных кусков пластика или мелкие частицы в воде?

Там есть и то и то. Микропластик (частица пластика размером от одной тысячной миллиметра до пяти миллиметров. – Прим. ред.) настолько мелкий, что его не разглядеть в воде невооруженным глазом. Но, разумеется, если в районе много большого мусора, то и микропластика там тоже много. Так что пятно, вероятно, выглядит так: много видимого мусора и много невидимого. 

Как собирать микропластик для проб?

Специальной нейстонной сетью, способной захватывать микроскопические кусочки пластика (размер ее ячеек варьируется от 0,053 до трех миллиметров. – Прим. ред.). 


Из дневника Бена во время заплыва 2018 года:

«Мы используем сеть для отбора проб нейстона (разновидность планктона. – Прим. ред.) с очень мелкими ячейками, которая способна задерживать микрочастицы. Опуская сеть в воду на полчаса, мы двигаемся с постоянной скоростью три узла. Вода попадает в сеть через недеформируемое треугольное отверстие, так что точно известен объем воды, который через нее проходит. Мы подсчитываем количество микропластика, застрявшего в сети, и вычисляем его плотность в этом районе. А сами образцы сохраняем для последующего анализа». 



Как долго вы будете находиться в воде во время заплыва? 

Предполагается, что каждый день я буду проводить в воде по восемь часов, а ночевать на борту судна сопровождения. 

Какова температура воды там, где вы поплывете?

Хороший вопрос. Чем ближе к побережью Америки, тем вода холоднее. 17 градусов или даже ниже. Особенно в районе Сан-Франциско. Мне не нравится плавать в холодной воде, от холода не спасает даже гидрокостюм. Так что надеюсь, что будет тепло как можно дольше. 

Вы не думали вернуться на то место, где прекратили заплыв через Тихий океан в 2018-м, и продолжить?

Если я вернусь на место остановки и продолжу плыть к Гавайям, этот заплыв будет продолжаться слишком долго. Вместо этого мы решили плыть прямо к эпицентру проблемы – к Мусорному пятну, где концентрация пластика самая высокая. Мы будем собирать данные и рассказывать о них людям. Постараемся отснять как можно больше фото- и видеоматериала. Но я пока не знаю, будем ли мы монтировать из него еще один документальный фильм. 

shutterstock/ fotodom
Фото: shutterstock/ fotodom
*


В дополнение к тому, который вы делаете про заплыв через Тихий океан год назад?

Да, и мы надеемся, что резонанс от него будет больше, чем от видео и других постов, которые мы размещали в моем инстаграме и на сайте benlecomte.com в процессе заплыва. Я очень жду его. Еще и поэтому сейчас я не мог возвращаться на место, где заплыв прервался в 2018 году: мне нужно быть на суше, чтобы помогать продвижению фильма. В середине июня завершится постпродакшен, потом мы хотим отправить фильм на кинофестиваль в Торонто. В прокат он выйдет осенью. Документальная лента – очень хороший способ рассказывать о подобных вещах и заинтересовывать публику, давать ей возможность прочувствовать проблему, не штурмуя при этом океан. Легче всего привлекать внимание людей к какой-то проблеме, если ты их при этом развлекаешь. 

Николай Максименко, кандидат физико- математических наук, ведущий исследователь Международного тихоокеанского центра научных исследований, Гонолулу

О пластиковом мусоре

Пластик оказался настолько удобным материалом, что проник буквально во все сферы нашей жизни. При этом подавляющее большинство изделий из пластика, например упаковочные материалы, предназначено для одноразового и достаточно скорого использования. Как только жизнь пластика заканчивается, его ранее полезные свойства (прочность и устойчивость к воздействию внешних факторов) становятся проблемой. Сбор и повторное использование пластика не могут соперничать по стоимости с производством нового. А просочившись в окружающую среду, пластик «выживает» долгое время, что способствует его распространению даже в далекие и незаселенные районы вплоть до Антарк­тиды или дна океана. Большая часть пластика легче воды и при попадании в океан плавает на его поверхности или – при турбулентном перемешивании ветром и волнами – вблизи поверхности. Плавающий пластик переносится океанскими течениями, которые под воздействием ветра конвергируют в субтропических широтах и образуют крупные зоны повышенной концентрации плавающего материа­ла в средних широтах северной и южной частей Тихого океана, Северной и Южной Атлантики, а также южного Индийского океана.

Каких животных и птиц вы видели, переплывая Тихий океан?

Морская живность с большим любопытством плавала вокруг меня. Морская черепаха подплыла очень близко и внимательно меня рассматривала. Потом это повторилось и с акулой, и с большой меч-рыбой. Однажды на воду совсем рядом со мной сел альбатрос. Никто не боялся, всем было интересно. 

Но никто не захотел откусить от вас немного – просто попробовать?

К счастью, нет. 

Чем вы занимаете голову на протяжении многих часов в воде?  

Перед тем как погрузиться в воду, я выбираю темы, на которых буду фокусироваться. Хуже всего плыть, когда думать не о чем. Потому что твой мозг тогда будет загружен неправильными мыслями. Я вспоминаю семью, думаю о проблемах, которые нужно решить. Когда твой мозг занят, он существует отдельно, а тело плывет на автопилоте. Что-то вроде медитации.


Из дневника Бена во время заплыва 2018 года:

«Каждое утро в море я выбираю темы, над которыми буду размышлять в течение предстоящего дня. Я стараюсь тратить час на каждую. Могу перебирать воспоминания в голове или давать волю воображению. Например, представляю себе предстоящую встречу со своими детьми: что мы друг другу будем говорить, что вместе будем делать. Часто я возвращаюсь мыслями к цели моего заплыва. Как я могу по максимуму использовать эту возможность, чтобы вдохновить людей на решение изменить свой образ жизни и использовать меньше пластика?»


из архива пресс-службы
Фото: из архива пресс-службы
Участник экспедиции 2018 года Гонсало Гарсиа плавает с альбатросом – и птица его совсем не боится


Как ваша семья относится к вашим долгим отсутствиям?

И жене, и двум моим детям тяжело. Они хотели бы, чтобы я больше был рядом с ними, хотя особо не говорят об этом. Но когда я посреди океана, я стараюсь думать не о том, что пропускаю, а о том, что мы будем делать, когда я их вновь увижу.

И что вы делали в первый день на Гавайях, когда приплыли туда в прошлом декабре?

Семью я увидел, только когда вернулся домой в Техас. А на Гавайях я наслаждался свежими фруктами и свежей едой. 

А чем вы питались в море? 

Запас еды на все плавание у нас был с собой. Чтобы разнообразить рацион, мы иногда ловили рыбу. Но это опасно, потому что рыбная требуха привлекает хищников. 


Из дневника Бена во время заплыва 2018 года:

«Моя основная еда во время плавания – замороженный и обезвоженный суп Lyofood. Мы просто разводим сухую смесь горячей водой. Также я ем хлеб, который член команды Йоав печет ежедневно. За восемь часов плавания я съедаю около восьми кусков хлеба, литр густого супа и выпиваю немного воды».


Николай Максименко, кандидат физико-математических наук, ведущий исследователь Международного тихоокеанского центра научных исследований, Гонолулу

О глобальных изменениях

В нашем междисциплинарном проекте, поддержанном NASA, нам вместе с партнерами удалось обнаружить азиатские прибрежные виды в центре Северотихоокеанского мусорного пятна, которые заселились туда после цунами в Японии в 2011 году. Обычно прибрежные и пелагические (обитающие в толще воды или на поверхности организмы. – Прим. ред.) виды почти не пересекаются, и такое проникновение новых видов в установившиеся локальные экосистемы становится возможным только в результате накопления и миграции в океане искусственного мусора. Производство человеком в растущих объемах новых материалов, особенно пластика, создало условия не только для переноса некоторых видов в новые районы океана, но для и их закрепления.

joshua munoz
Фото: joshua munoz
В прошлогодней экспедиции Бена сопровождала 20-метровая парусная яхта Discoverer


Что происходит с телом во время такого длительного заплыва?

В первые две-три недели ты теряешь вес, потом наступает плато. Некоторые мышцы накачиваются, некоторые слабеют. Даже работа сердца меняется. По заданию NASA мне каждый месяц делали УЗИ сердца, и было заметно, что правая сторона увеличивалась. Я не доктор, так что точно не скажу причину. Похоже, дело в том, что именно правая часть сердца качает кровь в легкие. Поскольку тело в воде, давление на него больше, и легкие больше напрягаются. Так что сердце качает больше крови и с правой стороны становится немного больше.

Это не вредно?

Нет. 


Из дневника Бена во время заплыва 2018 года:

«За последние несколько дней я заметил в себе некоторые изменения. Когда на борту судна я иду вниз по ступенькам, мои ноги дрожат. Я потерял много мышечной массы в тех группах мышц, которые почти не использую. Мои ноги стали намного тоньше. Это было ожидаемо. Я посчитал, что я провожу меньше получаса на ногах и прохожу меньше 250 метров. Плавание не компенсирует недостаток нагрузки». 


из архива пресс-службы
Фото: из архива пресс-службы
Для документации заплыва в 2018 году использовались экшен-камеры, камеры 360 градусов и дроны, а также постоянно велась запись с борта яхты


Вам бывает больно плыть?

Да, почти каждый день. Боль разная. Иногда тебе очень холодно, потому что ты неправильно настроился. И ты концентрируешься на этом.  


Из дневника Бена во время заплыва 2018 года:

«Когда я готовлюсь, думаю о том, как много прекрасных моментов мне предстоит. Я стараюсь не думать о первых 15 минутах плавания, поскольку они крайне болезненны. Моему телу требуется время, чтобы войти в рутину и разогреться. Мускулы болят, и нужно привыкнуть к температуре воды. Боль не уходит, но я к ней привыкаю. Восемь часов плавания – как подъем на гору. Во время первых двух часов мне нужно приноровиться к темпу. Во время третьего и четвертого часов все хорошо. Пятый и шестой часы самые сложные, потому что до финиша еще далеко и боль усиливается. Но я уже в процессе спуска с горы. В последние пару часов я вижу финиш, и у меня открывается второе дыхание». 


shutterstock/ fotodom
Фото: shutterstock/ fotodom
*


Что вы думаете про Бояна Слата, который хочет создать технологию Ocean Cleanup для очистки океана?

Проект очень успешен в маркетинге и фандрайзинге. Но есть ошибка в подходе. Когда вы говорите, что намерены построить что-то, что очистит океан, вы не решаете проблему. Потому что источник загрязнения никуда не делся. 

Пластика в мире производится больше и больше. В итоге огромная его часть оказывается в океане. Даже если ты построишь аппарат для чистки, весь океан не почистишь. Это не системное решение. Нам надо отказаться от одноразового пластика в пользу перерабатываемого. 

из архива пресс-службы
Фото: из архива пресс-службы
Бен в последний день заплыва 2018 года через Тихий океан – на гавайском острове Оаху


Но возможно ли очистить океан?

Можно почистить пляжи и поверхность океана. Но если не остановить загрязнение, это бесполезно. Большая часть пластика лежит на дне, куда нам не добраться, или оседает в организмах морских обитателей. 

По вашим наблюдениям, в Америке, где вы сейчас живете, люди стали более ответственно потреблять пластик?

Да, но это не поддерживается на национальном уровне. Это общественные инициативы. Или, например, в некоторых городах запрещено предлагать пластиковые одноразовые пакеты в супермаркетах. Как правило, за пакеты нужно платить, и в большинстве случаев они могут использоваться многократно. 

из архива пресс-службы
Фото: из архива пресс-службы
В потерянных или брошенных в море рыбаками сетях могут запутаться и погибнуть морские жители


А вы дома используете пластик?

Совсем отказаться от пластика очень трудно. Его так много вокруг. Можно найти все больше товаров повседневного потребления, сделанных не из пластика, вплоть до зубных щеток. Но от пластиковых упаковок мало кто отказывается. Все меняется, но небыстро.

Николай Максименко, кандидат физико-математических наук, ведущий исследователь Международного тихоокеанского центра научных исследований, Гонолулу

Об устранении проблемы пластикового мусора

За время существования проблемы пластикового мусора возникло очень большое количество хороших идей, но ни одна из них не может решить проблему в целом. Тем не менее вселяет оптимизм тот уровень внимания, который привлекает проблема, и усилия разных групп общества на самых разных уровнях: от международных договоров до национальных и местных законов, обучения в школах, агитации, инженерных идей и увеличивающихся инвестиций в охрану окружающей среды. Пока основная преграда в достижении прогресса – отсутствие данных. Мы достигли некоего понимания динамики, но мы по-прежнему не понимаем, где же скрывается 99% пластика, как он исчезает из нашего поля зрения и какими последствиями это грозит в будущем. На мой взгляд, важнейшая задача следующего поколения – создание системы для надежного мониторинга океана.

shutterstock/ fotodom
Фото: shutterstock/ fotodom
*


Когда вы впервые задумались о проблеме загрязнения пластиком?

Я погружался в проблему постепенно. Не то что я проснулся утром и закричал: «Боже, что происходит!» Я видел все больше и больше пластика, когда сам плавал в открытой воде. Читал в интернете подробности. Например, статьи океанолога и спортсмена Чарльза Мура – он был первым, кто заговорил о Большом мусорном пятне. 

В 1997 году Чарльз Мур, возвращаясь на своем катамаране Alguita с парусной гонки Лос-Анджелес – Гавайи в Калифорнию, проложил маршрут через пустынную зону в северной части Тихого океана и наткнулся на огромное скопление мусора – в полный штиль Чарльз увидел множество маленьких частичек, всплывших к поверхности. Его озадачило то, что поблизости никаких источников мусора не было. Из-за слабых ветров, характерных для этой зоны, здесь редко ходят парусники, что, возможно, замедлило ее открытие, сам Мур выбирался из нее неделю. Увиденное так его потрясло, что в 1999 году Мур основал фонд морских исследований Algalita, миссия которого – «изменить наши отношения с пластиком». 

Экспедиция The Vortex Swim стартовала в июне на Гавайях, чтобы, после прохождения Мусорного пятна, финишировать в Калифорнии


Вы с ним встречались?

Да. Algalita является нашим партнером. Мы вылавливаем для них образцы маленьких светящихся рыб – фонд занимается их исследованием. Уменьшение численности этого вида, а также накопление в организме этих рыб микропластика влияют на состояние всей пищевой цепочки.

Включая человечество?

Да, конечно. Именно поэтому эксперты рекомендуют выбирать для еды рыбу поменьше, потому что в больших рыбах больше концентрация пластика. Они едят маленькую рыбу и получают вместе с ней пластик. Но влияние пластика на человеческий организм пока не изучено до конца. Мы только знаем, что, например, попадание микропластика в организм негативно влияет на эндокринную систему. 

Николай Максименко, кандидат физико-математических наук, ведущий исследователь Международного тихоокеанского центра научных исследований, Гонолулу

О глобальных изменениях

В нашем междисциплинарном проекте, поддержанном NASA, нам вместе с партнерами удалось обнаружить азиатские прибрежные виды в центре Северотихоокеанского мусорного пятна, которые заселились туда после цунами в Японии в 2011 году. Обычно прибрежные и пелагические (обитающие в толще воды или на поверхности организмы. – Прим. ред.) виды почти не пересекаются, и такое проникновение новых видов в установившиеся локальные экосистемы становится возможным только в результате накопления и миграции в океане искусственного мусора. Производство человеком в растущих объемах новых материалов, особенно пластика, создало условия не только для переноса некоторых видов в новые районы океана, но для и их закрепления.


Из дневника Бена во время заплыва 2018 года:

«Одной из научных задач экспедиции было измерять, взвешивать и исследовать микрофибру. Мы искали ее в желудках всех пойманных рыб и в одном нашли. Затем положили кусочек плоти в трубку с энзимом. Через несколько дней энзим съел всю органику, и осталась только ткань. Микропластик (и в том числе текстильные волокна) в рыбе – это серьезная проблема, его концентрация поднимается по пищевой цепи, поскольку рыба его не переваривает». 



Что еще угрожает океану кроме загрязнения пластиком?

Есть еще, например, закисление океанов. От него сейчас погибает Большой Барьерный риф. 

Но вы оптимист?

Да. Иначе я бы не стал ничего делать. Однако я понимаю, что в большем объеме эту проблему предстоит решать не моему поколению, а моим детям или даже моим внукам. Неважно, в Америке вы живете, во Франции, России или странах Африки. Поколению моих детей нужно заняться этим как можно раньше.

Но уже сейчас нам нужно мыслить в таком ключе: я хочу оставить Землю по крайней мере не хуже, чем она была в момент моего прихода. А мы пока от этого очень далеки. Сейчас мы просто скармливаем океану все, что нам не нужно.


Следить за заплывом Бена можно по ссылкам:  

instagram.com/thevortexswim               

benlecomte.com