13 Мая 2019 года
Экспедиция
L'Officiel Voyage N°23 апрель 2019
Автор: Полина Сурнина

Путь к стойкости [Экспедиция]

В середине февраля 2019 года завершилась научная экспедиция к морю Уэдделла в Антарктике, ставившая целью исследовать шельфовый ледник Ларсена и отколовшийся от него айсберг А-68 — а еще попробовать найти затонувший в 1915 году корабль Эрнеста Шеклтона Endurance. Море не только не отдало старый трофей, но и отвоевало новый.

Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales
Фото: Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales
Судно Endurance, 1915 год. Снимок Фрэнка Херли, официального фотографа экспедиции под руководством Эрнеста Шеклтона. После гибели Endurance во льдах Херли лично перебрал свой фотоархив, оставив то количество стеклянных негативов, которое мог унести. Остальные были затоплены рядом с Endurance


МЕСТО
 
Море Уэдделла, омывающее берега Западной Антарктиды, занимает площадь около 2,8 миллиона квадратных километров и считается одним из самых суровых и коварных в мире. Значительная часть акватории покрыта многолетними льдами, передвигаться по ней могут только мощные ледоколы. 

weddell sea expedition
Фото: weddell sea expedition
*


 
В последние годы ученые пристально следят за морем Уэдделла в связи с уменьшением шельфового (то есть приле­гающего к материку) ледника Ларсена, раньше состоявшего из трех частей. В 1995 году полностью разрушился ледник Ларсена А, в 2002-м за 35 дней не стало ледника Ларсена B. А в июле 2017 года от Ларсена C откололся айсберг A-68 площадью около 6000 квадратных метров. Существует тревожная и пока не объясненная тенденция разрушения и других шельфовых ледников Антарктиды (самые большие из них носят имена Росса и Фильхнера), поэтому ученые стремятся понять, в какой мере это явилось результатом естественных процессов.

weddell sea expedition
Фото: weddell sea expedition
Ледник Ларсен В в процессе разрушения, 2019 год


ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ

Одной из основных целей экспедиции был поиск затонувшего в 1915 году судна Endurance. Оно принадлежало англо-ирландскому исследователю Антарктики сэру Эрнесту Шеклтону. Идея Шеклтона состояла в том, чтобы команда Endurance, выйдя из Плимута, высадилась на берег и пешком пересекла Антарктиду от моря Уэдделла до моря Росса, в то время как вторая команда должна была приплыть на судне Aurora из Сиднея на другой конец континента, разбить базу, вести наблюдения и ждать прибытия первой. Однако Endurance раздавило льдами, прежде чем он доплыл до берегов Антарктиды. Капитан судна Фрэнк Уорсли записал координаты кораблекрушения в дневнике, который сейчас хранится в архиве Института полярных исследований имени Скотта в Кембридже. Достигнув этого места, нынешняя экспедиция должна была начать поиски подо льдами на глубине 3000 метров. 

Также ставились научные цели. Ученые должны были отбирать образцы льда, чтобы определить его химический состав, микрокристаллическую структуру и способность поглощать углекислый газ из атмосферы, а также изучать глубину и плотность слоев льда, чтобы понять, как это влияет на плавучесть льдин. На борту велся сбор данных для проектирования ледоколов следующего поколения: например, на борт поднимали большие куски льда и подвергали давлению, чтобы установить их разрушающее напряжение. 

Кроме того, экспедиция изучала состояние шельфового ледника Ларсена C. Его истончение высвобождает пресную воду, что приводит к повышению уровня моря и может мешать формированию плотной антарктической донной воды. Последняя нужна для океанской термохалинной циркуляции (перемешивания пресной и соленой воды), которая существенно влияет на климат Земли. 

СУДНО

S. A. Agulhas II – полярный научно-исследовательский ледокол Министерства окружающей среды ЮАР. Он был построен в 2012 году на верфи в финском городе Раума. Это одно из крупнейших и самых современных исследовательских судов в мире, способное проламывать лед толщиной пять метров со скоростью пять узлов (около 10 километров в час). Судно оснащено новейшим научным оборудованием и идеально подходит для проведения междисциплинарных исследований. Длина судна составляет 134 метра, а ширина – 22 метра.

royal geographic society
Фото: royal geographic society
*


ТЕХНОЛОГИИ

Для прокладывания оптимального маршрута использовались дроны и технологии дистанционного зондирования. Для исследования морского дна – автономные подводные аппараты Hugin 6000 (AUV), способные работать на скорости до шести узлов и на глубине до 6000 метров. Один из AUV экспедиции был настроен на сканирование нижней части шельфовых ледников, которые раньше редко фотографировались или обследовались. Второй AUV был сконфигурирован для сканирования и фотографирования морского дна, изучения рельефа и поиска Endurance.

royal geographic society
Фото: royal geographic society
*


Экспедиционные AUV очень маневренны и питаются от батарей, которые работают до 100 часов. Также они оснащены гидролокатором бокового обзора, HD-камерами и инструментами для определения химического состава воды. Развернутые с борта судна, AUV могут работать независимо друг от друга подо льдом на расстоянии до 100 морских миль. Это означает, что даже в особо сложных условиях можно было вести исследование места крушения, не подвергая опасности современное судно.

royal geographic society
Фото: royal geographic society
*


Кроме того, экспедиция использовала подводные аппараты дистанционного управления (ROV), которые позволяют исследователям собирать образцы флоры и фауны с морского дна. В отличие от AUV, ROV привязан к судну и управляется с помощью джойстика пилотом на борту, что позволяет очень точно маневрировать им, но только на расстоянии, не превышающем длину троса. ROV также может использоваться для точной съемки интересующих областей на морском дне и для поиска AUV, если связь с ним будет потеряна.

УЧАСТНИКИ

Джон Ширс
Полярный географ и ученый-эколог с более чем 25-летним опытом работы в Антарктике и Арктике

Джулиан Даудесвелл
Директор Института полярных исследований имени Скотта, профессор Кембриджа

Люси Вудалл
Морской биолог, чья работа в основном направлена на выяснение процессов, стимулирующих биоразнообразие  в морском биоме

Талия Генри
Магистр в области физической океанографии из Университета Нельсона Манделы. На борту S. A. проводила гидрографические исследования

Менсан Баунд
Археолог-подводник, сотрудник колледжа Святого Петра в Оксфорде

Нолидж Бенгу и Фредди Лайтхельм
Капитаны судна, побывавшие в самых отдаленных уголках планеты



ДНЕВНИК  МЕНСАНА БАУНДА,  
АРХЕОЛОГА-ПОДВОДНИКА,  
РУКОВОДИТЕЛЯ  ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО  НАПРАВЛЕНИЯ ЭКСПЕДИЦИИ

1 января 2019 года

Их было 27 и Шеклтон.

В августе 1914 года, когда в мире началась война, ставшая самой разрушительной в истории человечества, они отправились в экспедицию, которая превратится в легенду. Их целью было пересечь Антарктиду пешком от моря Уэдделла до моря Росса через Южный полюс. По словам Шеклтона, это было «последнее великое путешествие, оставшееся человеку». Но ему не суждено было даже начаться; экспедиция Шеклтона не смогла добраться до Антарктиды. В январе 1915 года, пробивая себе путь, их судно Endurance застряло во льдах, было раздавлено и затонуло. 21 ноября в пять часов вечера вся команда молча наблюдала, как корма корабля поднялась на 20 футов в воздух, на мгновение остановилась, а затем скрылась под водой. 

28 человек остались стоять на льдине в сердце самого враждебного моря на планете. Они были совершенно одни, в сотнях миль до ближайшей цивилизации. У них не было радио, и никто не знал их местонахождения. Перспектива спасения была нулевой. Вечером в своей палатке Шеклтон попытался описать произошедшее в дневнике. «Она ушла сегодня», – начал он. Выдавил из себя еще 43 слова, а потом сдался. «Я не могу об этом писать», – заключил он. 

Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales
Фото: Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales
Раздавленный льдами Endurance незадолго до ухода под воду, 1915 год. Фотография Фрэнка Херли


Участники экспедиции не надеялись на спасение и были уверены, что умрут – медленно и ужасно, как это уже неоднократно случалось с другими полярными исследователями. Но их ожидало величайшее антарктическое приключение и, возможно, величайшая история спасения. Вся команда Шеклтона выжила – и смогла рассказать о пережитом. 

Если Шеклтон хотел пересечь Антарктиду, то наша задача – найти его корабль. Мы собрались на замерзших белых берегах моря Уэдделла и готовимся отправиться в плавание на южноафриканском ледоколе Agulhas II к шельфовому леднику Ларсена C. Большая часть нашей экспедиции будет посвящена изучению моря, но ближе к концу мы погрузимся в ледяную пучину, чтобы попытаться найти Endurance. Как археолог-подводник, могу сказать, что аналогичных поисков затонувшего корабля в мире еще не было. Мы отправимся, по определению Шеклтона, в «самую скверную часть худшего моря на земле», а затем, используя наисовременнейшие технологии поиска и съемки в глубоководных районах, погрузимся под паковый лед на глубину до 3000 метров. 

7 января 2019 года

Для археолога Endurance – как для сладкоежки большая коробка конфет. 
И хотя мы не имеем права забирать что-то с судна, мечтать никто не запрещал. Итак, что же там манит меня больше всего?

Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales
Фото: Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales


В первую очередь это стеклянные негативы и контейнеры с пленками Фрэнка Херли, австралийского фотографа, без чьих снимков почти невозможно вообразить себе историю Шеклтона. Когда судно начало тонуть, Херли успел спасти все, что он снял. Но потом ему пришлось решиться на мучительный отбор, поскольку общий вес негативов был бы слишком большим для предполагаемого путешествия по льду. Херли писал в своем дневнике: «Я провел день с сэром Эрнестом, выбирая лучшее из снятого за год. 120 негативов я спас и выбросил около 400». Хотя большинство забракованных пластин были разбиты  (во избежание искушения все-таки взять их с собой), они все еще должны быть разбросаны по морскому дну.

Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales
Фото: Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales


Еще я хотел бы спасти модель Endurance, выполненную плотником Генри «Чиппи» Макнишем – он упоминает о ней в своем дневнике. Также меня интересуют  научные образцы. Прежде всего, это коллекция камней геолога экспедиции Джеймса «Джока» Уорди, но еще более любопытны образцы, собранные его соседом по каюте Робби Кларком, морским биологом и, судя по описаниям, типичным угрюмым шотландцем. Он разволновался лишь однажды, когда кто-то  из команды в шутку поместил парочку вареных спагетти в стеклянный горшок с формальдегидом, заставив Кларка думать, будто он, сам того не заметив, обнаружил новый вид антарктической живности.

Но был и случай, когда Кларк действительно поймал в свои сети ранее неизвестное науке существо из глубин. Шеклтон был на борту и узнал об этом первым, когда услышал громкий вопль и обнаружил Кларка танцующим и выкрикивающим шотландские боевые кличи. Он добыл первый полный образец нового вида антарктической рыбы, причем невероятно уродливого – с очень маленьким телом и огромной головой и челюстями. И хотя стеклянный контейнер могло раздавить толщей воды, вполне возможно, что очень уродливая рыба Кларка все еще прячется в своей банке и, безусловно, будет представлять большой интерес для современной науки.

8 января 2019 года

Мы в 150 морских милях от Антарктического полу­острова. Светлое небо, спокойное море. Лед, который доживает до следующего года, называется «льдом первого года», а переживший два лета становится «многолетним». Сегодня мы прокладывали себе путь через смешанный лед: некоторые льдины имели толщину более трех метров и требовали от нас большой бдительности. До самого горизонта море покрыто айсбергами, и на мостике три-четыре человека постоянно сканируют в бинокль наш путь, следя за тем, чтобы мы не врезались в гроулер (плавучую ледяную гору). Позже мы остановимся для первого погружения океанографического зонда CTD, который измеряет разные свойства морской воды, а также отбирает образцы морской биоты. 

из архива пресс-служб
Фото: из архива пресс-служб


11 января 2019 года

Я никогда не видел северного сияния, Парижа весной и возвращения ласточек в Капистрано. Но прошлой ночью я протянул руку, вытянул указательный палец и коснулся шельфового ледника Ларсена С – и в мире не так уж много людей, которые могут похвастаться тем же. Было 2:30, красное, как будто воспаленное солнце висело низко над горизонтом. Все спали. Кроме меня, на носу был только один член экипажа. И еще капитан на мостике пытался найти открытую воду возле шельфа, чтобы мы могли проверить ROV (подводный аппарат дистанционного управления) подо льдом. 

Путь занял 10 дней, 15 часов и 20 минут, и мы там, куда стремились, – между Ларсеном C и айсбергом A-68, вес которого составляет около триллиона тонн. Испытания оборудования начнутся позже сегодня. Нам до боли не терпится приступить. 

Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales
Фото: Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales


13 января 2019 года

Вчера мой коллега Колин де ла Харп (который измеряет уровень CO2 в воде, чтобы понять, насколько хорошо море Уэдделла поглощает антропогенный углекислый газ из атмосферы) спросил, как может выглядеть затонувшее судно, – на случай, если мы его найдем. 

Вспомним сначала, в каком состоянии Endurance пошел ко дну (есть фотография Херли, на которой это запечатлено. – Прим. ред.). Его обшивка треснула, балки сломались, палубы прогнулись, швы разошлись, а ключевые элементы конструкции развалились на части. Кроме того, лед разрезал стоячую оснастку, так что мачты упали. Прибавим сюда длительное нахождение в воде. На морском дне деревянное судно всегда будет портиться – из-за соленой воды, агрессивных бактерий, а также механического воздействия подводных потоков. Однако чистота моря Уэдделла, его холодные умеренные донные течения и отсутствие света на глубине 3000 метров могли смягчить воздействие этих факторов. Есть мнение, что море Уэдделла может походить на Балтийское, где деревянные корабли не разрушаются веками из-за низкой солености воды, или на Черное море, где условия для их сохранения тоже благоприятные, потому что на определенной глубине оно превращается в бескислородную зону, губительную для всего живого.

Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales
Фото: Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales


15 января 2019 года

Сегодня я изучал кадры морского дна, сделанные камерой на ROV. Большая часть фауны, которую мы видим, ведет весьма сидячий образ жизни. Все, что плавает, стремится сбежать, как только мы приближаемся, но сегодня одна рыбка-диверсант подплыла и покусала угол объектива. 

Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales
Фото: Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales


Природа к нам добра. Я помню, как в 2010 году американский ледокол Nathaniel B. Palmer (названный в честь знаменитого охотника на тюленей, который был в Антарктике в первой половине XIX века) с командой ученых на борту пытался пробиться к шельфовому леднику Ларсена С, но был вынужден прекратить попытки. Буквально в прошлом сезоне ледокол Британской антарктической службы RRS James Clark Ross (названный в честь британского исследователя, который был в морях Росса и Уэдделла в начале 1840-х) вновь попытался прорваться к Ларсену С и A-68, но путь ему преградили льды. Даже если мы не найдем Endurance, мы уже многое сделали.

16 января 2019 года

Штурмуем многолетний лед, местами доходящий до восьми метров толщиной. Стоит признать, мало что может выдержать нашего гиганта в 60 тысяч тонн, наступающего со скоростью семь морских узлов. Это как дикий слон на стероидах. Большой закругленный нос ледокола поднимается надо льдом, и затем судно обрушивается на него всем своим весом, продавливая себе путь. Стоит страшный грохот, и весь ледокол дрожит от напряжения. 

27 января 2019 года

Мы двигаемся на северо-восток. Условия благоприятны, вокруг плавают огромные айсберги. Место, где затонул Endurance, находится не так далеко, но между нами и этой точкой нет ничего, кроме твердого многолетнего льда, и на прокладывание пути уйдет много времени. Зато в 80 милях к юго-востоку от нужного нам места обнаружился большой участок относительно открытой воды. Море Уэдделла – это огромный водоворот, движущийся по часовой стрелке, и безледный участок медленно приближается к Endurance. 

В семь утра я был на мостике с капитаном Нолиджем Бенгу и Джоном Ширсом. Солнце сияло вовсю, и мы чувствовали себя так, словно оказались посреди волшебного ледяного сада, раскрашенного во все оттенки синего – от джина Bombay Sapphire до денима и яиц малиновки. Айсберги бывают самыми разными по форме – маленькими и гигантскими, остроконечными и плосковерхими. Над головой летали крачки, снежные буревестники и капские голубки; но больше всего порадовали пингвины Адели, которые либо плыли в воде рядом с нами, либо просто бездельничали на льдинах.

Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales
Фото: Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales


В девять вечера мы были у острова Паулет у северо-восточной оконечности Антарктического полуострова (сюда надеялся дойти пешком Шеклтон сразу после того, как Endurance затонул) и начали поворачивать на восток, чтобы выйти из паковых льдов.

30 января 2019 года

Иногда хочется просто поднять голову и выть на небо.

Пару дней мы искали прозрачный участок в глубокой воде, где мы могли бы провести тестовое погружение ROV, пока наконец не наткнулись на подходящее место. Море было спокойным. Аппарат должен был погрузиться на 3000 метров, выполнить ряд манипуляций и вернуться. Совершенно рутинная процедура, так что никто ни о чем не переживал. Однако на глубине 2976 метров экраны погасли. 

Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales
Фото: Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales


Когда через два часа ROV вернулся на поверхность, стало ясно, что все кончено. Его «сердце», начиненное электроникой, буквально взорвалось. Никто из нас никогда не видел ничего подобного. Нужных запчастей у нас не было... Чтобы доставить их на борт из ближайших портов (Пунта-Аренас в Чили и Порт-Стэнли на Фолклендских островах), понадобилась бы как минимум неделя, а этого времени у нас не было. В тот момент от моих перспектив провести надлежащее археологическое исследование не осталось и следа. Однако штаб-квартира ответила, что доставит запчасть на остров Кинг-Джордж у западной оконечности Антарктического полуострова на специальном чартере. Мы направляемся туда.

31 января 2019 года

Сегодня мы пересекали пролив Брансфилд на пути к острову Кинг-Джордж. 

Все немного раздражены, и это понятно. Мир океанологии, как и мир археологии, наполнен междоусобицами и вендеттами, кишит примадоннами и эгоманьяками, но каким-то образом ничего из этого не просочилось на наше судно. С первого дня не было ничего, кроме доброжелательности и целеустремленности. Все собрались ради Шеклтона и науки. Но завтра 10 ученых отправятся домой, и для них экспедиция закончится (поскольку научные работы уже были позади. – Прим. ред.). Кто именно – пока неизвестно. 

2 февраля 2019 года

Весь день на якоре на острове Кинг-Джордж. Рейс с запчастями, медикаментами и свежими продуктами не прибыл из-за сильных ветров и тумана. Погода продолжает ухудшаться, и все начинают беспокоиться, потому что если самолет завтра не прилетит, то мы не уйдем назад до 4 февраля.

5 февраля 2019 года

Инструкция из Лондона: «Если самолет не прилетит сегодня, немедленно уходите». В 16:00 погода резко улучшилась, и рейс из Пунта-Аренас с запчастями для ROV вылетел к нам. Однако в 19:15 радиоприемник сообщил, что самолет вернулся назад, пройдя лишь чуть более половины пути.

Это значило, что мы все еще можем искать Endurance, но, даже если мы его найдем, мои мечты о проведении археологического осмотра места так же мертвы, как и наш ROV. Это также означало, что если у AUV 7 возникнут проблемы, ROV не сможет спуститься и поднять его на поверхность. В 20:50 мы покинули этот нелюбимый маленький остров и отправились через пролив Брансфилда обратно в ледяные объятия моря Уэдделла. 

Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales
Фото: Frank Hurley/ Mitchell Library, State Library of New South Wales


10 февраля 2019 года

Вчера весь день мы упирались в толстый лед в 19 милях от места гибели Endurance и только ночью смогли сломать ледяную хватку и возобновили движение. 

В 5:24 по Гринвичу мы прибыли на последнюю позицию, зафиксированную капитаном корабля Фрэнком Уорсли: широта 68⁰ 39’ S, долгота 52⁰ 26’ W. 

Нет ветра, пасмурно, хорошая видимость, многолетний лед, глубина воды 3038 метров. В настоящее время CTD определяет температуру и проводимость воды. Подводный поиск, который будет проводить AUV 7, начнется после 12:00. 

Миссия продлится около 45 часов.

11 февраля 2019 года

AUV 7 находится на глубине 3000 метров под толстым льдом. Завтра он возвращается. Если мы не найдем судно, никто, включая меня, не будет расстроен, потому что, несмотря ни на что, мы побывали здесь, в этом самом месте.


Руководитель экспедиции Джон Ширс:

«Команда экспедиции искренне разочарована тем, что, несмотря на огромные усилия и успешное преодоление серьезных трудностей, нам так и не удалось найти Endurance. Однако мы очень гордимся другими нашими достижениями за все время нахождения в Антарктике. Мы провели научные исследования на шельфовом леднике Ларсена С, а также постарались привлечь к экспедиции внимание следующего поколения, которому предстоит после нас заботиться о нашей планете. Теперь берем курс на Кейптаун». 


14 февраля было объявлено, что экспедиция отказывается от дальнейших поисков затонувшего корабля. Погода сильно ухудшилась, что привело к потере AUV 7. Конец обширной операции подо льдом уже был близок, когда аппарат вошел в воды под огромной ледяной глыбой и потерял связь с судном. Сфотографировал ли он лежащий на морском дне Endurance, неизвестно.