09 Января 2018 года
Где-то там
Армения
L'Officiel Voyage N°13 декабрь 2017 / январь 2018
Автор: Полина Сурнина

Армения: Следуя букве

Не меньше, чем свой ароматный коньяк, армяне ценят свои книги. Потому что однажды эти книги их спасли — когда в V веке Армению завоевали и поделили между собой римляне и персы. L’Officiel Voyage предлагает отправиться по колоритным местам из истории армянской письменности.

Армения: Следуя букве
Фото: alamy/vostock photo
Бывший центр Армянской апостольской церкви, монастырь Хор Вирап VII века у самого подножия горы Арарат

У армянского алфавита есть автор – ученый и священник Месроп Маштоц. Первым предложением, написанным на армянском в 405 году, было «Познать мудрость и наставление, понять изречения разума». С каждым годом мудрости, доступной в письменном виде, становилось все больше: на армянский переводились церковные книги, исторические и философские труды. В итоге усердие армян-библиофилов спасло для мира немало великих книг: если какой-то священный текст утрачивался, его всегда можно было восстановить из дотошного армянского перевода. Книги здесь уважали повсюду и с таким же почтением относились к людям, которые их создавали. 

Для первой – эффектной – встречи с армянским алфавитом отлично подойдет суровый горно-пещерный монастырь XIII века Гегард. Час на машине от Еревана, и вы на месте. Если зайти в пещерную церковь Авазан и присмотреться к украшенному каменными гранатами перекрытию, то вот они – буквы. «Меня, мастера Галдзака, помяните»… Во вторую скальную церковь (Богоматери, Аствацацин) зайти тоже стоит, но уже не ради букв, а ради рельефов на стене. Именно они чаще всего встречаются на фотографиях Гегарда: львы с цепями на шеях смотрят со спокойным интересом, хвосты их распускаются в драконьи головы, а между ними парит орел, держа в когтях ягненка.

из архива пресс-службы
Фото: из архива пресс-службы
В алфавите Месропа Маштоца имелось семь гласных и 29 согласных, а в XI веке добавилось еще две буквы

Ощущения орла, взмывающего в безупречно голубые армянские небеса, легко представить себе в кабине канатной дороги «Крылья Татева», самой длинной в мире. Она соединяет деревню Алидзор (270 километров от Гегарда) и монастырь Татев. В XIV веке в нем открылся университет. В числе прочего здесь преподавали каллиграфию и миниатюру. Татевская школа миниатюры просуществовала всего около 50 лет – в 1435 году обитель сожгли, но ее палитра цветов, ярко-красный и синий в сочетании с коричневым и желтым, вошла в классическое наследие этого искусства. В Татевском университете переписывались и иллюстрировались философские и религиозные книги, медицинские трактаты и прочие ученые труды. Над созданием книги, занимавшим десятилетия, обычно работали два человека: переписчик и живописец. Но если первый тоже умел рисовать, он мог вставлять картинки прямо в тело текста – получались так называемые маргиналии.

Представить себе, как они выглядят в книге, можно прямо здесь, в Татеве. Для этого нужно найти выбитые в стене самого крупного собора монастырского комплекса – собора святых апостолов Петра и Павла (Сурб Погос-Петрос) – имена армянских князей. И сфотографироваться рядом с буквами, на правах иллюстрации воображая себя, например, женой князя Ашота, правившего этой частью Армении в IX веке. 

alamy/vostock photo
Фото: alamy/vostock photo
Выдолбленный в скалистом уступе монастырь Гегард находится под защитой ЮНЕСКО


А вот памятник архитектуры совсем другой эпохи, но тоже тесно связанный со словесностью. В 1932 году на озере Севан в очень живописном месте архитекторы-конструктивисты Геворк Кочар и Микаэл Мазманян построили дом отдыха писателей (260 километров от Татева). Скромное белое здание отвечало всем канонам стиля: было функциональным, лаконичным с точки зрения эстетики и аккуратно вписывалось в ландшафт. Гораздо более смелым с точки зрения дизайна выглядит здешний ресторан – каплеобразный массивный дом на ножке, формой сам напоминающий озеро. Но он и возведен был уже в 1960-е, когда Кочар и Мазманян вернулись из сталинских лагерей. Сейчас в нем, как и прежде, гостиница и ресторан, постепенно возвращающие себе былую силу. Но тени прошлого пока слишком заметны в коридорах – и им посвящена выставка современного искусства на первом этаже дома отдыха писателей.


А теперь вернемся ненадолго в Средние века. Следующая остановка – монастырь Хор Вирап (110 километров от предыдущей точки маршрута), где 15 лет просидел в подземной тюрьме святой Григорий Просветитель (ок. 252–326). Именно он, первый католикос всех армян, принес в Армению христианство и Библию, которую впоследствии Месроп Маштоц с учениками перевел на армянский. В монастыре можно спуститься в довольно глубокое подземелье, где держали Григория. Даже после трех минут в этой крошечной комнатке парящий в облаках заснеженный Арарат, который со стен Хор Вирапа видно лучше всего в стране, кажется самым ослепительным в мире зрелищем.

По возвращении в Ереван лингвистов-путешественников ждет самое главное сокровище – музей древних манускриптов Матенадаран. По масштабу он уступает разве что Ватикану – в коллекции 21 тысяча рукописей на армянском, русском, сирийском, персидском, греческом и других языках. Только очень маленькая часть коллекции доступна посетителям, но ее хватает на несколько часов подробнейшей экскурсии. Отвернешься от пергамента из шкуры двухмесячного теленка – вот тебе оклад из слоновой кости. Евреи писали на коже косули, индийцы – на пальмовых листьях, русские, ясное дело, на березовой коре… Армянский судебник рекомендует остерегаться женщин в брюках. Ветеринарный лечебник разбирает по косточкам лошадей, мулов и ослов. И так витрина за витриной, зал за залом. И еще любопытная подробность: изображение феникса, новой эмблемы коньячного бренда «Арарат», взято как раз из одной из рукописей Матенадарана. 

И раз уж речь зашла об «Арарате», после Матенадарана загляните на Ереванский коньячный завод. Здесь вам расскажут о местных обычаях: например, о том, что в Армении коньяк пьют с персиком или что, когда во время застолья начинают поднимать тосты за дом, гостям пора собираться. Просветят, что у коньячных спиртов есть собственные паспорта. И конечно, покажут, где и как хранятся дубовые бочки с легендарным коньяком. А на бочках, как несложно догадаться, те самые буквы, старательно выведенные мелом рядом с цифрами, обозначающими количество литров и год залива.