31 Января 2018 года
Где-то там
Бутан
L'Officiel Voyage N°13 декабрь 2017 / январь 2018

Бутан. Первая встреча

Наталья и Арсен Балаян – о стране, где животные на свободе, а туристы под строгим присмотром.

Бутан. Первая встреча
Арсен Балаян

Для въезда в Бутан нужна виза. Делают ее недолго, но период посещения выбирает принимающая сторона. Бутан ограничен для въезда туристов, и в основном это финансовое ограничение: взнос в размере не менее ста долларов в день за человека, с каждым годом сумма немного увеличивается. В эту стоимость входит оплата гида, которого предоставляет страна (самостоятельно путешествовать здесь запрещено), и одноразовое горячее питание в любом отеле, от скромного гестхауса до пятизвездочных отелей. 

Первое сильнейшее впечатление в Бутане – при посадке на самолете. Аэропорт Бутана в городе Паро – один из самых опасных в мире, поскольку на посадку самолет идет вслепую и только перед самой посадкой возникает полоса. Если смотреть в иллюминатор, то полное ощущение, что летишь в гору. Посадка всегда происходит в пять-шесть часов утра, в это время в горах ясная погода. Рейсом из Бангкока, на который мы купили билет, с нами летел один из реинкарнированных тибетских монахов (ринпоче) в сопровождении других монахов, и мы были уверены, что все пройдет хорошо. А вечером накануне отлета из Бутана нам, как и всем вылетающим, под дверь положили официальное письмо-предупреждение, в котором говорилось, что если погода будет неблагоприятной, то полет не состоится. 

Бутан – высокогорная страна. Всего в Бутане восемь больших долин, все они открыты для туристов. Но даже они иногда бывают труднодоступны. Во многом из-за изоляции затруднена и коммуникация: в стране больше 25 языков, и на английском почти никто не говорит – тут и понимаешь необходимость гида.

Перевалы из долины в долину находятся на высоте 3500–4500 метров, так что неподготовленному туристу не рекомендуется преодолевать в день больше двух перевалов из-за перепадов давления. Воочию убедиться в перепадах давления можно, наблюдая за пластиковыми бутылками с водой: когда набираешь высоту, они сжимаются, а при спуске принимают нормальную форму. 

Чтобы попасть из одной долины в другую, требуется от шести до восьми часов на машине, потому что все высокогорные дороги – грунтовые, асфальт есть только в столице.

На местных картах районы, расположенные на высоте 4500–6000 метров, официально называются районами проживания снежных людей. Прямо так на карте и написано! Правда это или нет, неизвестно: вниз к людям они не спускаются, но местные в их существовании не сомневаются и сочиняют про них каскады анекдотов.  

***

Люди здесь очень открытые и неиспорченные. Например, однажды мы сфотографировали компанию веселых и чумазых школьников лет семи-восьми. На прощание дали одному мальчику монетку, самую мелкую из возможных, чтобы проявить дружелюбие. Наш гид, глядя на это, омрачился и потом 10 минут разговаривал с детьми. Выяснилось, что он прочел целую лекцию о том, что ни под каким предлогом нельзя брать деньги у туристов, это нехорошо. И говорил это совершенно искренне, без тени рисовки. И это при том, что на монетку, которую мы дали ребенку, ничего нельзя было купить! В отличие от, например, Камбоджи, в Бутане вообще нет попрошаек. 

Может быть, все дело в валовом национальном счастье, за которое Бутан борется уже 36 лет. В 1972 году, взойдя на престол, отец нынешнего короля, четвертый король Бутана Джигме Сингье Вангчук, ввел это понятие взамен привычного валового национального продукта. «Счастье народа важнее процентов валового продукта», – сказал тогда король. Суть валового счастья сводится к тому, что развивать экономику и открываться миру следует очень постепенно, не разрушая вековые традиции и ценности страны. Буддийские заповеди в этом очень помогают: мы были в гостях в одной деревенской семье и сами убедились, что люди существуют в том достатке, который необходим им для жизни. Они живут натуральным хозяйством и полностью довольны. У них нет никакой тяги к стяжательству, обогащению, буддийские заповеди здесь блюдут очень четко. 

В местных семьях принято отдавать одного мальчика в монастырь. Неважно, старший это сын или младший, кто-то из них начиная с семи-восьми лет обязательно должен пожить в монастыре. С одной стороны, это помогает многодетным семьям, так как уменьшается количество ртов, с другой – поддерживает традицию монашества. В монастырях живут до 18 лет, после чего решают, оставаться монахами или возвращаться в мир. Наш гид Карма был как раз из тех, кто решил не оставаться.

Буддийских монастырей-крепостей, дзонгов, в стране несколько. Их построил в XVII веке основатель Бутана Шабдрунг Нгаванг Намгьял. И позже вокруг дзонгов возникли поселения. Устройство деревенских домов здесь точь-в-точь такое же, как на Северном Кавказе: первый этаж занимает хлев, он же служит источником тепла, второй – гостиная, спальня с печкой-буржуйкой и молельная комната.

Ночью в горах бывает очень холодно, электричество есть далеко не везде, поэтому в отелях, где скотину на первом этаже не держат, гостям в кровать кладут горячие камни, а в стоящий рядом с кроватью чан наливают воду для увлажнения помещения. Тем не менее, чтобы не замерзнуть, ночью нам все равно приходилось надевать по паре горнолыжных костюмов. 

***

В стране, где буддизм объявлен государственной религией, действует полный запрет на убийство живых существ. Поэтому бутанцы почти не едят мяса и рыбы. Основной рацион – бобы, сыр, яйца, овощи. Из необычного запомнился чай с буйволиным маслом, нам дали его попробовать, когда мы были в гостях в одной семье. Очень горько и невкусно, но говорят, что в условиях высокогорья самое оно для здоровья. 

Туристам, желающим поесть мяса, пятизвездочные гостиницы уровня Amankora привезут стейки из соседней Индии, но попросить об этом нужно заранее. 

Индия вообще главный поставщик всего, от одежды – даже национальную одежду всю закупают в Индии – до техники и предметов быта. После китайского вторжения в Тибет в 1950 году Бутан заключил пакт с Индией, и та обязалась при возникновении внешней угрозы привлекать свою армию для защиты страны, поэтому в приграничных районах можно периодически встретить индийские войска. 

Пекин ведет осторожную политику ползучего освоения территорий Бутана: китайцы постепенно расселяются на территории Бутана, и противодействовать им невозможно, так как места эти малообитаемы, а пограничных пунктов нет.

***

Все животные в Бутане свободны – никто не держит на привязи ни собак, ни других домашних животных. Зоопарков нет. «Как можно быть хозяином собаки, если в будущем ее душа реинкарнирует в твоем ребенке?» – объяснял нам гид. Единственное животное, которое содержат в неволе, – это такин, неповоротливое рыжее существо, похожее на овцебыка. Но делается это из самых гуманных соображений: предоставленные сами себе, они становились легкой добычей хищников и оказались на грани исчезновения. Увидеть такинов можно в маленьком национальном парке «Мотизанг-такин» недалеко от столицы. 

В долину Пхобжикха из западной китайской провинции Цинхай прилетают на зимовку редкие черношейные журавли. Пхобжикха находится на высоте 2900 метров на окраине национального парка «Черные горы». О степени заботы об окружающей среде говорит тот факт, что до самого последнего времени в долине не было электричества, чтобы не мешать птицам и чтобы они не поменяли место. Теперь свет в долине, как в домах, так и в учреждениях, выключают в определенное время.

***

Ни одно серьезное дело в Бутане не обходится без участия королевских ученых-астрологов. Будь то крупная сделка, государственный указ или королевская свадьба – все делается только после составления отдельного гороскопа. Учиться астрологии нужно семь лет, все гороскопы составляются на старотибетском и потом переводятся на языки Бутана. Традиционно астрологию изучают в монастыре Пангри-Зампа. 

***

Совершенно случайно мы попали на один из весенних фестивалей, в течение которого верховный лама посещает дзонги. (Верховный лама Дже Кхемпо Джигме Чодра в Бутане почитается наравне с королем, его дворец даже больше королевского, и это неудивительно, ведь до 1907 года страной фактически правили ламы.) Сначала мы увидели толпу медитирующих людей, потом стали различать звуки барабанов и ганлинов – это тибетские ритуальные флейты, которые делают из бедренных костей человека, – и поняли, что происходит что-то интересное. Тогда мы стали упрашивать гида подвести нас поближе, чтобы взглянуть на церемонию. Перед толпой стояли монахи с музыкальными инструментами, за ними – три шатра: в центральном, утопавшем в цветах, восседал верховный лама, в шатре справа сидели перерожденные ламы, а шатер слева был для младших монахов. Мы подошли с самого края, сбоку от толпы, и каково же было наше удивление, когда со стороны шатра кто-то жестами позвал нашего гида Карму. Он побежал, зажмурившись от ужаса, очень боялся гнева лам, но вернулся просиявшим – нас позвали присоединиться! И вот мы в шатре. Напротив в экстазе молится многотысячная толпа, звуки ганлинов разносятся на всю долину, рядом перерожденные ламы. Незабываемо. 


Владислав Доронин: «Глубина истории и духовность этого места захватывает дух»

Владелец сети отелей Aman о лоджах Amankora в Бутане. Aman – единственный в гостиничной индустрии бренд, у которого есть пять лоджей в Бутане. Amankora – первый в Бутане курорт класса люкс. И каждый лодж отличается своим уникальным стилем и характером.

Лодж Amankora Punakha – это традиционный сельский домик, построенный бывшим главным настоятелем монастыря. По пути сюда пересекаешь подвесной мост под гипнотический шум реки Мо-Чху. 

Лодж Amankora Thimpu – уединенное место, где гости могут заняться традиционным спортом Бутана: стрельбой из лука. Мастер-классы проходят в сосновом лесу. Древние скрытые тропы ведут к отдаленным монастырям, включая монастырь Додейдрак, где монахи в ярких одеждах будто бы скользят по лесным тропинкам.

Amankora Paro – лодж, с которого обычно начинают трекинг-маршруты по Бутану. Он находится всего в 30 минутах езды от аэропорта, в окружении густого соснового бора. Из Paro открываются захватывающие виды на заснеженный пик горы Джомолхари и руины древнего дзонга. А четырехчасовой поход от Amankora Paro к монастырю «Гнездо тигра» остается моим самым ярким впечатлением от Бутана. Согласно легенде, именно здесь, в Бутане, зародился буддизм. Монастырь расположен на вершине 900-метровой отвесной скалы на краю обрыва. В монастыре есть артефакты и реликвии, которые относятся к 4000 году до н.э. Глубина истории и духовность этого священного места захватывает дух.

Лодж Amankora Bumthang расположен рядом с королевским дворцом в долине Choakhor и окружен многолетними яблоневыми и грушевыми садами. Это самый удаленный лодж Amankora в восточной части страны, с самым богатым историческим и религиозным прошлым.

Если мне все же необходимо сделать выбор, то я назову лодж Amankora Gangtey – из него открывается потрясающий вид на национальный парк «Черные горы». Из лоджа с помощью подзорных труб можно наблюдать за окружающей природой, например за редчайшими черношейными журавлями, которые прилетают в Бутан  зимой. А рядом расположен монастырь XVI века Гангтей (Gangtey Goemba), где проводятся церемонии духовного очищения и можно присоединиться к монахам во время утренних или вечерних молитв.  

Сервис от Aman позволяет гостям путешествовать по королевству с максимальным комфортом благодаря прекрасному сообщению между лоджами.