21 Декабря 2017 года
Где-то там
Россия
L'Officiel Voyage N°13 декабрь 2017 / январь 2018
Автор: Михаил Зыгарь

Михаил Зыгарь: «Как же вы, товарищи XXI века, не в курсе, ведь совсем недавно та же самая история была»

Создатель проекта «1917. Сводобная История» и автор бестселлера «Империя должна умереть. История русских революций в лицах. 1900-1917» – о том, с чего все началось, как вели себя воображаемые друзья и где в машине времени нужны фонарики.

Владимир Васильчиков
Фото: Владимир Васильчиков
На Михаиле: джемпер, Jil Sander. Брюки, Uniqlo


Мой интерес к событиям 100-летней давности и их участникам возник из-за того, что мне ужасно надоели сегодняшние новости. Я люблю заниматься журналистикой, сторителлингом, мне очень нравится моя работа, но мне хочется других событий, другого глобуса. Так что первоначальный план был в том, чтобы совершить собственное путешествие во времени. Но поскольку я продолжал заниматься журналистикой, я пытался по-настоящему познакомиться со всеми этими людьми из прошлого, которые мне были нужны, чтобы написать книжку. Я пытался понять каждого из них. Это довольно легко cделать: если долго читать тексты одного человека: дневники, письма, все остальное, у тебя появится ощущение, что ты с ним сблизился и неплохо его понимаешь. Он может тебя бесить, а может, наоборот, нравиться. Ты можешь замечать, как он меняется с годами. Например, ты знакомишься со Львом Николаевичем Толстым, и он у тебя на глазах стареет. И очень переживает по этому поводу. И много рассуждает сам с собой на эту тему. 

Если читать письма, личные интимные записи, то начинаешь понимать об их авторах, может быть, даже больше, чем те люди, которые знали их при жизни.

Потому что современники не читали их дневники и письма. Они могли наблюдать своих знаменитых друзей только какую-то часть времени. У меня же была возможность находиться с ними круглосуточно.

Ну а следом возникло желание познакомить моих друзей, да и других людей с этими моими воображаемыми друзьями из той эпохи. Чтобы они могли тоже с ними пообщаться, послушать их, составить о них какое-то свое представление. 

Тем более что они все очень разные. 

Владимир Васильчиков
Фото: Владимир Васильчиков
Рубашка, Tommy Hilfiger. Пиджак и брюки, Versace. Ботинки, Vagabond


Вот Ленин – бесит. Он все время кого-то безжалостно уничтожает, а ты живешь с ним месяц за месяцем, читаешь все это – и у тебя возникает ощущение, что он все время на тебя орет. Да, у него встречаются какие-то интересные мысли, но их подача – уничтожающая. 

Еще попадаются люди с очень раздражающими отклонениями. Например, Виктор Чернов, лидер партии эсеров и председатель последнего Учредительного собрания. Очень странный персонаж, который всегда говорит о себе в третьем лице и только в превосходных степенях. В сравнении с ним Александр Керенский (министр-председатель Временного правительства. – Прим. ред.), конечно, значительно более вменяемый собеседник. И какая-то степень самокритики у человека присутствует.

Владимир Васильчиков
Фото: Владимир Васильчиков
Водолазка, пиджак и брюки, Paul Smith. Ботинки, Prada


Далеко не все великие интеллектуалы или великие политики и великие художники оказываются интересными собеседниками, а те, которые ничем особым не выделялись, напротив, проявляют себя как остроумнейшие и находчивые собеседники. 

Я не подозревал, как и многие, о существовании Ираклия Церетели (меньшевик, член второго состава Временного правительства. – Прим. ред.). А потом познакомился с ним и понял, что он совершенно сногсшибательный человек. Очень важный, очень интересный. 

Владимир Васильчиков
Фото: Владимир Васильчиков
Джемпер, Uniqlo. Пиджак, Paul Smith. Брюки, Versace. Ботинки, Vagabond


В процессе работы было забавно замечать, что в современной жизни случается многое, что уже имело место сто лет назад. Смотришь на сегодняшние события, и все время хочется сказать: «Ой, а у меня же тут то же самое. В начале XX века мои друзья то же самое обсуждают. Как же вы, товарищи XXI века, не в курсе, ведь совсем недавно та же самая история была».

Довольно быстро у меня произошло слияние с тем временем. И постоянно возникало ощущение, что я – человек из начала XX века, который подглядывает в щелочку на то, что происходит через 100 лет.

А не наоборот. У меня было ощущение, что я гость здесь. Потом это ощущение, конечно, прошло. И я не могу сказать, что скучаю по кому-то из героев. В какой-то момент их стало слишком много, они начали обживаться вокруг меня, везде со мной ходить. И я понял, что нужно останавливаться и заняться чем-то другим. Например, другим историческим периодом, но в рамках XX века. С одной стороны, это совсем недавние события. С другой – про них никто ничего не знает. А ведь это очень интересно – обнаруживать вещи, которые лежат у всех на виду, но о них никто не подозревает. Это более неожиданно и куда более шокирующе.

Владимир Васильчиков
Фото: Владимир Васильчиков
Рубашка и куртка, Prada. Брюки, Versace. Ремень, Uniqlo


Главное в моей работе – изобрести механизм, который позволяет показать те события.

Когда ты смотришь на мир глазами какого-то человека, читая его воспоминания, ты как будто находишься в темной комнате. И у тебя с собой фонарик. Ты можешь разглядеть то, что этот фонарик освещает. Но то, что не попадает в круг света, все равно остается непонятным. И больше всего мне нравится как раз этот процесс – очень сложный технологически, – зажечь одновременно множество фонариков, так что при свете становятся видны какие-то вещи, которые находятся во взаимодействии. Так мы сделали Проект 1917.

Владимир Васильчиков
Фото: Владимир Васильчиков


В 2018 году мы начинаем большой проект про 1968 год. Но XX век, даже несмотря на железный занавес, куда более глобализирован. В 1960-е культура уже абсолютно глобальная – Beatles существовали не только в Великобритании и США, но и в Советском Cоюзе. Так что и фонариками в одной комнате не обойдешься. Нужно осветить весь дом, а для этого требуются другие механизмы. И нам нужно их изобрести. Эта машина времени будет другой модели.


Стиль
Ира Дубина

Макияж и прически
Ольга Глазунова

Продюсер
Катя Поличева

Ассистент стилиста
Алия Боровик