13 Мая 2019 года
Где-то там
Израиль
L'Officiel Voyage N°23 апрель 2019
Автор: Александр Пумпянский

Мужество как Масада

В 2019 году исполняется 55 лет раскопкам еврейской крепости Масада. Крепости на восточной окраине Иудейской пустыни, породившей великий еврейский миф и ставшей символом сопротивления и несгибаемой воли.

Мужество как Масада
Фото: istock/ vostock photo

ИРОД I И ЕГО КРЕПОСТЬ

Топография Масады шокирует. Голое скальное плато ромбовидной формы вздымается посреди таких же неприступных скал. Длина плато – 600 метров, максимальная ширина – 300 метров, максимальная высота – 450 метров. Добавьте в этот отделенный от всего сущего пейзаж вид на Мертвое море, который открывается сверху. Перекресток запредельного пространства и уже мифического времени.

Главным архитектором Масады был царь Ирод I (74–4 годы до нашей эры) – тот самый первый злодей человечества из Евангелия от Матфея, а в историческом контексте – сын прокуратора Иудеи, принявший римское гражданство и верно служивший Риму, безжалостно подавляя любое сопротивление иудеев и укрепляя собственную власть. Ему покровительствовал Марк Антоний, с чьей подачи римский сенат назначил Ирода царем Иудеи. Но Рим был далеко, а враги – рядом. Угрозы, заговоры со всех сторон: парфяне, арабы, вечно недовольные иудеи.

ШИЗОФРЕНИЯ ВЛАСТИ

Одинокий утес посреди песчаной пустыни приглянулся Ироду как раз тем, что отталкивало все живое, – своей неприступностью. Здесь Ирод чувствовал себя в безопасности. Масада – материализация невозможного, шедевр выдающегося таланта архитектора, помноженный на абсолютную волю властителя.

sime/ vostock photo
Фото: sime/ vostock photo
*


Царь Ирод, после смерти получивший именование Великий, был действительно большим строителем. Главный его проект – реконструкция Второго Иерусалимского храма (храма Зоровавеля). А еще – возведение амфитеатра в пригороде Иерусалима, на арене которого в честь цезаря проводились бои гладиаторов, а также дворца и цитадели Антония, и средиземноморский порт Цезарея, и еще многое другое.

Крепость-дворец Масаду по его приказу возводили в 37–31 годах до нашей эры на месте крепости хасмонейского периода, возникшей ориентировочно за 130 лет до этого. Ирод решил превратить скалу в пустыне в личное убежище, страховой полис от всех видов возмездия. 

istock/ vostock photo
Фото: istock/ vostock photo
Масада – греческий вариант написания арамейского слова mezad – «крепость»


У него получилась мощная цитадель, надежно защищенная двойной крепостной стеной высотой пять метров и длиной 1400 метров, с плоским верхним перекрытием, четверо ворот, 37 башен – через каждые 40 метров – и лабиринты ходов. Внутри стены были оборудованы казематы для размещения крупного гарнизона, оружейные и продовольственные склады: вино, масло, мука запасались на годы. За стеной – роскошный Западный дворец с залом приемов, для общественных функций, и грандиозный Северный, личные апартаменты Ирода, с чуть более прохладной диспозицией: чуть меньший солнцепек и легкие дуновения ветерка – роскошь более ценная, чем все убранство интерьеров. Идеально вписанный в естественный рельеф скалы, Северный дворец каскадом спускается на три уровня. 

Особое место в комплексе Масады занимает синагога – очень скромное помещение в стене крепости. Это вторая по древности синагога в Иудее после синагоги города Гамла на Голанских высотах. Также в крепости были устроены римские бани с холодными ваннами и большой парной – горячий воздух проходил под полом, устроенным на 200 глиняных столбах. Плюс микве – два бассейна для ритуальных омовений, сооруженных в соответствии со всеми религиозными предписаниями. 

Это водное изобилие посреди пустыни поражает. Как? Откуда здесь могло быть столько воды? Бог посылал. Но редкие капли с неба надо было собрать. И делали это очень умело. В горах были найдены два каньона, в которые стекала дождевая влага. От них при помощи открытых оштукатуренных каналов отводилась вода в 12 водосборных бассейнов, высеченных двумя параллельными рядами на северо-западе скалы. Из них вода вручную – ослы, лебедки – поднималась на вершину скалы и заливалась в цистерны. Не меньше, чем изощренность технологических решений, сегодняшнего посетителя Масады поражает психология ее творца. Весь этот гениальный изыск посреди пустыни, нечеловеческое преодоление невозможного стали следствием страха перед внешним, а также и внутренним врагом. Все в Масаде устроено так, что никто никогда не мог приблизиться к Ироду без дозволения и предупреждения. Абсолютный контроль. Охрана на каждом шагу. 

getty images
Фото: getty images
*


Уже говорилось о том, что Северный дворец состоял из трех ярусов. Верхний построен на носу плато, средний – 18 метрами ниже, последний – еще 12 метрами ниже. Ночевал Ирод каждый раз в разных помещениях. 

Царь Иудеи был жесток и мнителен. Неизвестно, есть ли прямая связь между убийствами и расправами, которые он творил без счета, но к концу жизни страх заговора и убийства принял гомерические формы. По доносу он приказал казнить своих собственных сыновей Александра и Аристобула, они были публично повешены в Самарии. Но довольно об Ироде. Ирод умер в собственной постели предположительно в 3 году до нашей эры. Так или иначе, главные события в истории Масады произошли после его смерти. 

ПОСЛЕДНИЙ АПРЕЛЬ

Перенесемся в 60-е и 70-е годы нашей эры. На общественной сцене – отчаянные еврейские инсургенты: ревностные зелоты, возводившие политическую свободу Иудеи в степень религиозной доктрины, и их радикальное, вооруженное ножами крыло – сикарии... Восстание евреев против Рима, Иудейская война и звездный час Масады. В 66 году, уничтожив располагавшийся там после смерти Ирода гарнизон римлян, ее занимают зелоты. Спустя четыре года, после триумфального вхождения Тита в Иерусалим, Масада – последний бастион еврейской свободы. В 72 году убрать это бельмо на глазу был послан 10-й римский легион под командованием Флавия Сильвы – 10 тысяч солдат и столько же рабов. В крепости – всего тысяча повстанцев, включая женщин и детей. Римляне окружили гору осадной стеной протяженностью около пяти километров. Этого оказалось мало, и тогда они возвели грандиозный осадный вал напротив западной крепостной стены. Наверх водрузили катапульты и гигантский таран. И стали бить прямой наводкой. Когда падение крепости стало неминуемым, в ночь на 15-е нисана (первый день праздника Песах) лидер повстанцев, сикарий Элазар бен Яир, обратился к защитникам крепости с речью и призвал их предпочесть смерть мучительному и позорному рабству. В изложении Иосифа Флавия речь звучала так.

alamy/ vostock photo
Фото: alamy/ vostock photo
Остраконы с именами десятерых зелотов, умертвивших все население Масады и позже наложивших руки на себя


«Мужайтесь, герои, покройте себя славой! Уже давно постановили мы не подчиняться ни римлянам, ни другим властителям, кроме одного только Бога... И вот настало время исполнить наш обет. Не посрамим же себя в этот час, ведь и прежде душа наша гнушалась рабской долей, хотя тогда рабство еще не угрожало нам такими чудовищными опасностями. Не предадим же себя и теперь добровольно ни рабству, ни тем ужасным мучениям, которые ожидают нас. Не опозорим себя перед римлянами, не сдадимся им живыми! ... Пусть наши жены умрут не опозоренными и наши сироты не изведают горечи рабства...»

В своем описании Иосиф Флавий ссылается на рассказ двух женщин, которые спаслись, укрывшись с пятью детьми в одном из помещений крепости. Они и поведали впоследствии о том, как мужчины убили своих жен и детей, а затем друг друга: «…И избрали по жребию 10 человек, которым предстояло заколоть остальных. И каждый распластался на земле возле своих мертвых жены и детей, обхватив руками их тела, и с охотой подставил свое горло десятерым, исполнявшим ужасную обязанность. Эти люди без содрогания пронзили мечами всех, одного за другим. Затем они бросили жребий между собой, чтобы тот, на кого укажет судьба, убил девятерых товарищей, а затем наложил руки и на себя… Так погибли они все с уверенностью, что не оставили после себя ни единой души, над которой могли бы надругаться римляне. Назавтра поднялись римляне на Масаду и, когда нашли груды убитых, не возрадовались при виде погибших врагов, а только застыли в молчании, пораженные величием их духа и несокрушимым презрением к смерти».

Достоверность рассказа античного историка и современника событий подтверждают оставшиеся руины лагерей, разбитых римскими легионерами. И архео­логические находки.

Южнее территории Северного дворца, у стены бань, на площадке, служившей повстанцам местом сбора, было обнаружено несколько глиняных черепков (остраконов), надписанных одним почерком и одними чернилами. Каждый содержит одно имя. Одно из имен – бен Яир. Это те самые черепки, которые были использованы для жеребьевки 10 последними исполнителями клятвы. Таково экспертное мнение профессора Игаэля Ядина, руководившего раскопками крепости в 1963–1965 годах. 

По прошествии веков призыв бен Яира много раз оживал: «Родина или смерть!», «Свобода или смерть!» Что-то похожее звучало во все времена и на разных языках. И все же не сдавшаяся, неприступная крепость Масада стоит особняком. Внушительный стаж и библейский контекст гарантируют ей первородство.