02 Декабря 2019 года
Где-то там
Россия, Камчатка
L’Officiel Voyage № 28 ноябрь 2019
Автор: олеся репкина

Случайно, как и планировалось

На Камчатке творятся странные дела. А как иначе, если здесь проходит граница литосферной плиты и расположено Тихоокеанское вулканическое кольцо. Но есть вещи, которые не объяснят вулканологи.

Случайно, как и планировалось
Фото: из архива пресс-службы

2364 километра на автовозе, 9300 километров по железной дороге, 5 дней в морском контейнере – новый Porsche Cayenne Coupé, прибывший в Петропавловск-Камчатский из Штутгарта, мог бы рассказать о путешествиях гораздо больше, чем пассажиры, прилетевшие прямым рейсом из Москвы. Но что он здесь делает и насколько готов к испытанию Камчаткой, обутый в большие колеса с красивыми дисками? И найдется ли в огромных чемоданах прибывших вслед за ним журналистов что-то подходящее под изменчивую погоду на полуострове в окружении двух морей и одного океана? 

из архива пресс-службы
Фото: из архива пресс-службы


Компания Porsche не первый раз отправляет свои Cayenne на самый дальний Восток. В 2007 году в специальной спортивной версии Transsyberia он проехал более шести тысяч километров до Улан-Батора и выиграл один из самых сложных ралли-рейдов на планете. Но теперь задачи совершенно другие – никаких побед, только участие. Во всех безумствах, которые можно придумать, скажем, по пути от яхты до вертолета. Примерно в таком формате в августе этого года и прошел Porsche Cayenne Kamchatka Summer Camp, куда пригласили и меня. Все машины были в стандартно роскошных комплектациях, а участники необычного «летнего лагеря» – в экипировке, зачастую подходящей только для модных съемок. 

И все же к Камчатке невозможно подготовиться. И речь не об одежде и шинах. То, что ждет вас там, совсем не совпадет с вашими представлениями о месте и этой поездке. То, что запланировано, реализовать не получится, зато получится сделать что-то совсем другое. 

из архива пресс-службы
Фото: из архива пресс-службы


Мы отправляемся на морскую прогулку на катере по 24-километровой Авачинской бухте, одной из самых больших в мире. Она защищает эту часть юго-восточного побережья полу­острова, в том числе Петропавловск-Камчатский и Вилючинск, от тихоокеанских штормов. Организаторы поездки рассказывают, как перед выходом на морскую прогулку с немецкими журналистами внезапно были блокированы в Авачинской бухте – военные закрыли движение в порту из-за подводных лодок, идущих на базу Тихоокеанского флота. Но поднялся шторм, и спешно возвращающихся рыбаков нельзя было не пропустить в гавань. Этим моментом воспользовался капитан катера с журналистами и тоже сумел проскочить, хоть и в обратном направлении. Сложно сказать, понравилось ли немцам есть уху из лосося, трески и камбалы, когда океанские волны заливали палубу, но встречу с российскими подлодками они точно запомнят надолго. 

Закрытая территория

Первые подлодки появились в Авачинском заливе в 1938 году. Через 30 лет был образован город подводников Вилючинск, в настоящее время являющийся пунктом базирования Тихоокеанского флота России. В статусе закрытой территории сейчас остается только он. До 1991 года для граждан СССР въезд на весь полуостров был возможен только по специальному разрешению, а для иностранцев полностью запрещен. Теперь для Камчатки действует особый режим посещения. Фактически это означает, что россияне могут передвигаться свободно, но не имеют права доступа на стратегические военные объекты, а иностранцы получают разрешение на въезд исключительно после детального согласования своего маршрута с ФСБ.


Погода на Камчатке – тема не для светской болтовни, а для обстоятельной беседы. Циклоны оказывают на здешний климат огромное влияние – их приходит более ста в год. Лето в этих краях длится целый август, остальные одиннадцать месяцев поделены, как говорят местные, между обычной зимой, а также осенней и весенней зимами. Самое удачное для путешествий время – август, но и он не гарантирует постоянной летной погоды, что важно, поскольку главный транспорт для туриста тут все же не Porsche Cayenne, а вертолет. В большинство мест, которыми известна Камчатка, можно добраться только по воздуху и только заранее забронировав перелет и гида-проводника. Но в любую минуту рейс может быть перенесен или отменен, если придет новая метео­сводка. А уж одеться по погоде и вовсе невозможно – пока снимаешь жилет, потому что выглянуло обжигающее солнце, пора надевать куртку, потому что налетел ледяной ветер. 

Фото: из архива пресс-службы

Повар на нашей лодке, раскладывая очередную порцию блинов к красной икре (да, здесь подают не икру к блинам, а, разумеется, наоборот), из вежливости спрашивает у нас про погоду в Москве зимой и искренне удивляется тому, что там «тоже» бывает холодно. Многие представления местных о жизни за пределами Камчатского края столь же далеки от действительности, сколь понимание значения слова «холодно» большинством жителей европейской части России. Тем временем мы подходим к одной из самых доступных достопримечательностей Камчатки – острым скалам Три Брата. По легенде, предчувствуя надвигающийся шторм, трое бесстрашных юношей вошли в море, чтобы отразить натиск цунами и защитить свое поселение. Им это удалось, но ценой жизни – разгневанный морской бог превратил их в камни. И уже в виде кекуров они, как и сам Авачинский залив, были открыты во время экспедиции Витуса Беринга в 1729 году. Следующая цель нашего морского похода – остров Старичков, где живет огромная колония обыкновенных стариков – небольших черных птиц с белыми полосками. Пока все заняты фотографированием, мы с коллегой потихоньку достаем из бака с водой живых крабов, выловленных этим утром нам на обед, и выпускаем их в море. Застукавший нас капитан теряет дар речи. С точки зрения жителя края, зарабатывающего исключительно рыбным промыслом, мы сума­сшедшие. И, безусловно, так и есть, ведь мы не принадлежим к числу вегетарианцев. Но сейчас, когда я смотрю в глаза этим удивительным созданиям, я понимаю, что это единственно правильный выбор. Именно из подобных моментов, а не только из инопланетных картинок состоит Камчатка. Ты едешь туда есть крабов, а возвращаешься, чтобы не есть их больше никогда в жизни. 

из архива пресс-службы
Фото: из архива пресс-службы


На следующий день погода вновь подозрительно благосклонна к нашей группе, и на вертолете Ми-8 мы отправляемся в Долину гейзеров. Полет из аэропорта Елизово занимает около часа. Главные достопримечательности на этом маршруте – два активных вулкана. Всего их на Камчатке 30, а еще около 300 потухших и более 2500 вулканических конусов. Карымский сейчас еле дымит, а десятью днями раньше выбросил столб пепла на высоту 4,5 километра. Малый Семячик кажется спокойным и безобидным, чего нельзя сказать о неправдоподобно насыщенного бирюзового цвета озере в одном из его кратеров. Такой окрас дает воде сера, а смертельно ядовитой ее делают соляная, серная и плавиковая кислота. 

Запахом серы встречает немногочисленных туристов и Долина гейзеров. Попасть сюда можно только на вертолете, и количество людей строго регулируется, поскольку, несмотря на грозный нрав здешней природы, ее экосистема очень хрупка. Гулять можно только по специальным деревянным мосткам и лестницам. Гид следит, чтобы никто не свалился в кипящий грязевой котел, а вооруженный ружьем егерь просит не задерживаться возле кустов и не отставать от группы. Но до тех пор пока вы своими глазами не увидите медведя, его слишком четкие и умилительно неуклюжие следы на лестнице кажутся инсценировкой. Егерь улыбается и комментирует: это вам нельзя ходить по земле, а медведям по лестницам можно. Но нужно поторопиться – извержение Большого гейзера ожидается через 15 минут. Точного расписания нет, но по косвенным признакам можно судить о том, когда из-под земли под колоссальным напором начнет бить вода и густые клубы пара поползут вверх по склону. Пока ждешь представления, хорошо бы любоваться фантастически прекрасным видом на каньон реки Гейзерная, но боишься пропустить что-то очень важное, что больше никогда не повторится, и не отводишь взгляд от еще едва булькающего бассейна с постепенно прибывающей водой. Тем временем гид рассказывает, что Долина гейзеров, являющаяся частью Кроноцкого биосферного заповедника, имеет аномально высокое биоразнообразие, а все те процессы, которые сейчас происходят под землей, над землей и даже в воздухе, либо уникальны, либо встречаются на планете в считаных местах. На этот раз Большой гейзер не показывает все, на что способен, но впереди, в 20 минутах лёта, нас ждет кальдера громадного вулкана Узон. С диаметром около десяти километров, одна из самых больших химических и гидротермальных лабораторий в мире. Мышьяк, ртуть, медь, цинк и десятки других микроэлементов и доисторических микроорганизмов делают это место прекрасным и по-настоя­щему опасным. 

из архива пресс-службы
Фото: из архива пресс-службы


Из Долины гейзеров мы летим на восточное побережье полуострова и приземляемся на Халактырский пляж. На протяжении 30 километров белые пологие волны набегают на берег из черного вулканического песка. На суше туман окутывает многочисленные сопки, покрытые истерически-яркой зеленью. Воздух пропитан океаном и наполнен абсолютным спокойствием. Спокойствием сжатой пружины. Ветер неистово треп­лет волосы, а заодно уносит в неизвестном направлении все ненужные мысли. У меня остается буквально одна: «Я никогда не смогу описать эти чувства словами». Но пора двигаться дальше – активная программа помогает не лишиться рассудка под воздействием окружающей красоты и джетлага. Наши Porsche Cayenne ждут нас тут же, прямо на берегу, и сделают все, чтобы мы не увязли ни в песке, ни в чрезмерных эмоциях. В конце концов, как сказал Курт Кобейн, «все можно пережить, если подобрать нужную песню». На нашей машине стоит High-End-аудиосистема Burmester с 21 динамиком, общей мощностью 1455 Вт. И в это мгновение в мире не найдется ни одного подобного концертного зала – камерного и технически столь совершенного, а еще с видом на Тихий океан и с функцией массажа в креслах.  

Это наконец случилось

В марте третье поколение модели Cayenne пополнилось новым кузовом – первым купе в линейке кроссоверов Porsche. Это событие было более чем ожидаемым, поскольку именно купе наиболее органично для любого автомобиля марки, известной своим спортивным духом. Модельный ряд Cayenne Coupé представлен базовой 340-сильной версией, гибридом суммарной мощностью 462 л. с., 440‑сильным вариантом S, 550-сильным Turbo и топовой 680-сильной модификацией Cayenne Turbo S E-Hybrid Coupé, способной разгоняться до 100 км/ч за 3,8 с.


Очередная ожидаемая неожиданность не заставляет себя долго ждать. На следующий день Камчатка отказалась познакомить нас с одной из своих главных достопримечательностей – Курильским озером. Вместо вертолета мы садимся по машинам и едем в сторону озера Толмачева в восточной части Усть-Большерецкого района. Более ста километров идеального асфальта, хорошая грунтовка, свежевыровненные грейдером гравийные участки и наконец кусок настоя­щего бездорожья, в которое мы с удовольствием ныряем, включив режим Off-Road и увеличив дорожный просвет. Встречаем медведицу с медвежонком. Не обращая на нас никакого внимания, они сосредоточенно обдирают с куста ягоды. Камчатский бурый медведь – один из самых крупных в мире, вес взрослого самца достигает 600 килограммов. В этом году рыбы, основного источника белка для медведей, на нерест пришло меньше, чем обычно, а популяция местных медведей в последние годы выросла, достигнув примерной цифры в 20 тысяч. Поэтому животным приходится собирать больше ягод и грибов. Медведица уходит от дороги. И медвежонок, завозившись со своим кустом, теряет ее из вида. Только встав на задние лапы и изо всех сил вытянувшись, он наконец обнаруживает маму и почти кубарем бросается к ней вниз по холму. Нагнав, пристраивается рядом с ее толстой круглой попой и важно семенит, совершенно не попадая в ее степенные шаги, но старается держать свою маленькую голову на тонкой шее так же гордо, ведь он камчатский бурый медведь, как известно, один из самых крупных в мире. Мне жаль, что я не увидела Курильское озеро, но если бы Камчатка дала мне выбор – озеро или эти медведи, я бы оставила все именно так, как она для меня запланировала. 

из архива пресс-службы
Фото: из архива пресс-службы


Физически попасть на край земли, туда, где начинается Россия, при всех объективных трудностях оказывается все-таки гораздо проще, чем вернуться оттуда мыслями. Теперь каждый раз, когда я поднимаюсь на самолете выше облаков, я ищу – вдруг сквозь марево проступят силуэты вулканов – и жду, что сюжет поездки начнет развиваться не в соответствии с моей программой, а по случайному и еще более прекрасному сценарию. Но пока из тех мест, где подобное возможно и даже неизбежно, знаю только Камчатку.