10 Июня 2019 года
Где-то там
Аргентина, Тигре
L’Officiel Voyage №24 май-июнь 2019
Автор: Екатерина Базанова

Тигре на водах

Логово контрабандистов, испанский колониальный поселок, английская вотчина и немецкое убежище — история аргентинской Венеции в одном маршруте.

Тигре на водах
Фото: istock/ vostock photo
Большая часть домов в островной части Тигре имеет собственные причалы, куда могут пристать водные автобусы

На зеленых купюрах в 500 аргентинских песо изображен выглядывающий из зарослей ягуар. Когда в XVI веке испанцы основали Буэнос-Айрес, эти пятнистые представители семейства кошачьих обитали всего лишь в нескольких десятках километров от него. Конкистадоры встретились с хищниками сразу, как стали осваивать территории к северу от нового степного города. Там, в окрестностях реки Параны, пейзаж был совсем иной. Перед тем как впасть в эстуарий Ла-Плата, Парана образует гигантскую дельту с многочисленными, покрытыми буйной растительностью островами. Именно здесь до XIX века и жили ягуары. Европейцы, не разобравшись, приняли любивших полакомиться домашним скотом хищников за тигров. В официальных документах новые земли числились как «долина реки Лас-Кончас» (Лас-Кончас – один из протоков Параны. – Прим. ред.), а между собой местные жители их называли просто Tigre (тигр – исп.).

el archivo general de la nacion argentina
Фото: el archivo general de la nacion argentina
Здание ресторана спортивного клуба по гребле Canottieri Italiani, 1922 год


Дельта Параны, где уровень воды сильно меняется из-за погоды, а острова то растут, то тают на глазах в зависимости от переменчивого течения, долго оставалась территорией малонаселенной и спорной: права на нее периодически принимался оспаривать у Мадрида Лиссабон. Зато плюсы местного ландшафта по достоинству оценили португальские контрабандисты. Для них это был идеальный натуральный порт вблизи Буэнос-Айреса, где можно незаметно разгрузить товар и спрятаться. Испания запрещала своим вице-королевствам вести дела с третьими странами напрямую, что привело к расцвету черного рынка, на котором в том числе велась торговля рабами. Для сбыта несчастных пленников португальцы разработали специальную коррупционную схему. Подкупленные чиновники в Буэнос-Айресе объявляли об обнаружении контрабандных рабов, конфисковывали их и выставляли по минимальной цене на городском рынке. После чего их можно было совершенно официально выкупить и дальше официально перепродать богатым креольским семьям или владельцам серебряных рудников.

Вице-королевства Испании

Перу (1524–1824) Включало территории современных Перу, Чили и Боливии.

Новая Испания (1535–1821) Включала территории современной Мексики, юго-западных штатов США (а также Флориды), Гватемалы, Белиза, Никарагуа, Сальвадора, Коста-Рики, Кубы.

Новая Гранада (1718–1821) Включала территории современных Колумбии, Венесуэлы, Панамы и Эквадора.

Рио-де-ла-Плата (1776–1810) Включало территории современных Аргентины, Уругвая, Парагвая, Боливии, а еще частично территории Перу, Чили и Бразилии. Столица – Буэнос-Айрес.

el archivo general de la nacion argentina
Фото: el archivo general de la nacion argentina
Ранняя осень в Тигре, март 1917 года

Дела контрабандистов процветали вплоть до середины XVIII века, когда колониальное испанское правительство благодаря нескольким военным экспедициям окончательно закрепило территории за собой. Во второй половине XVIII века в материковой части современного Тигре (сейчас это исторический центр) появился портовый поселок Лас-Кончас с первой каменной церковью и домами. Один из них – двухэтажный особнячок под черепичной крышей, принадлежавший коммерсанту Хосе Мартину Гойечеа, – сохранился до нашего времени. В нем теперь находится Музей Реконкисты. И это идеальное место для начала прогулки по Тигре.

alamy/ vostock photo
Фото: alamy/ vostock photo
Музей изобразительных искусств Тигре, где в 1920-х находился главный аристократический клуб города


4 августа 1806 года в этом доме Сантьяго де Линьерс, французский аристократ на службе у испанской короны, завершал работу над планом освобождения захваченного месяцем ранее англичанами Буэнос-Айреса. Британцы напали на плохо вооруженную столицу вице-королевства Рио-де-ла-Плата без объявления войны, а вице-король бежал с казной и охраной в Кордову, оставив город оккупантам. Де Линьерс возглавил боевые действия против британской оккупации: он отправился по воде в Монтевидео, попросил у местных властей солдат и оружие, после чего под покровом спасительного тумана довез их до поселка Лас-Кончас, где к ним присоединились добровольцы. Бой за Буэнос-Айрес длился восемь дней и закончился полным поражением англичан. 

shutterstock / vostock photo
Фото: shutterstock / vostock photo
Бывший летний домик Доминго Фаустино Сармьенто, президента Аргентины в 1868–1874 годах, ныне дом-музей


Спустя полвека британцы вернулись в уже независимую от Испании Аргентину с мирными целями. Лидеры во всем, что касалось железных дорог, в 1857 году они запустили первый поезд из Буэнос-Айреса, а в 1865-м протянули дорогу и до Тигре. Разведав местные реки и каналы, англичане решили, что те идеально подходят для академической гребли, и организовали с десяток спортивных клубов. Серое, построенное в викторианском стиле здание старейшего из них – Buenos Aires Rowing Club – находится около современного порта. А вот до другого известного клуба, La Marina, нужно добираться по воде, купив билеты на туристический или обычный рейсовый катер.

alamy/ vostock photo
Фото: alamy/ vostock photo
Самый южный из рукавов Параны носит то же название, что и город – Тигре


Не заметить La Marina невозможно. Бело-коричневое неоклассическое здание 1927 года постройки стоит в окружении пальм на берегу реки Лухан, напоминая о великолепии Прекрасной эпохи. В этом месте туристические лодки обычно разгоняются и уходят в сторону следующей достопримечательности – скромного одноэтажного деревянного домика, бережно накрытого стеклянным кубом. Домик принадлежал Доминго Фаустино Сармьенто – политику, учителю, писателю и президенту Аргентины. В 1855 году друг-землевладелец подарил ему остров в устье Параны. Следующие 30 лет, вне зависимости от занимаемой должности, Сармьенто проводил там все свободное время. Он обожал работать на огороде и плести корзины. Кстати, так органично вписавшиеся в местный пейзаж ивы раньше здесь не росли. Их привезли и посадили при Сармьенто, который решил, что плетение корзин и мебели со временем станет успешным производством. И не ошибся. В городе и сейчас много магазинов, торгующих изделиями из ивовых прутьев.

alamy/ vostock photo
Фото: alamy/ vostock photo
Гребной клуб La Marina этим летом празднует свое 143-летие


С появлением поезда Тигре превратился в любимый летний курорт аристократии Буэнос-Айреса. Загородные дома богатые семьи строили как в материковой части, так и на островах. А главные светские события проходили в здании нынешнего Музея изобразительных искусств. Начиная с 1912 года здесь был клуб Тигре, где среди золота, мрамора, зеркал и витражей устраивали танцы, ставили любительские спектакли, слушали музыку, играли в рулетку и наблюдали за соревнованиями по академической гребле. После запрета 1933 года на азартные игры вблизи столицы казино переехало на побережье, а клуб обанкротился, постепенно пришел в запустение и полвека простоял полузаброшенным. О нем вспомнили в 1990-х, полностью отреставрировали и превратили в музей.

el archivo general de la nacion argentina
Фото: el archivo general de la nacion argentina
Дамы на веслах в Тигре, 1903 год


Устье Параны со времен контрабандистов любили те, кому было что скрывать. Поэтому совсем не удивительно, что один из островов в 1930-х годах выкупил предприимчивый немецкий эмигрант Людвиг Фрейде. С приходом к власти Гитлера Фрейде стал его неформальным послом в Аргентине и управляющим двух крупных нацистских банков. После окончания Второй мировой войны союзники требовали выдачи Фрейде, но аргентинские власти встали на его защиту, поскольку Людвиг и его сын Родольфо были близкими друзьями президента Хуана Доминго Перона. И отец, и сын мирно дожили до старости, скончавшись один в 1956-м, а второй в 2003 году. Кому сейчас принадлежит дом Фрейде, неизвестно, но, проезжая мимо острова, на причале и сейчас можно рассмотреть белые буквы Ostende («Восточный мыс» – нем.).

el archivo general de la nacion argentina
Фото: el archivo general de la nacion argentina
Соревнования в гребном клубе La Marina, 1931 год

В островной части Тигре нет мостов и перемещаться можно только на лодках. Из-за высокой стоимости работ и сложности прокладки, а позже и по экологическим причинам центральный водопровод, как и газовые трубы, здесь так и не провели, да и электричество появилось далеко не сразу. Тем не менее популярность Тигре в последние годы только нарастает – ведь здесь, всего в получасе езды от столицы, путешественников всегда ждет прохладный речной ветерок и загородная безмятежность.